Статья опубликована в № 4200 от 10.11.2016 под заголовком: От редакции: Восстание масс

Восстание масс

Приведет ли победа популиста к переизобретению демократии

Невыносимость для многих победы Дональда Трампа на выборах в США – новость едва ли не более важная, чем сама эта победа. Просчет опросной социологии, не сумевшей предсказать исход выборов, демонстрирует критическое расхождение механизмов замера общественного мнения, настроенных под системно мыслящего и играющего по правилам американца, и несистемной части общества, не участвующей в опросах и голосующей за Трампа как за человека, идущего против системы.

Трамп одержал победу не только и не столько над Хиллари Клинтон, он одолел и формально выдвинувшую его в президенты республиканскую партию, и отвергавшие его американские элиты, и открыто противостоявшие ему медиа. Оказалось, что стать президентом США можно, заручившись поддержкой одних лишь избирателей. Не ясно, достаточно ли этого для того, чтобы четыре следующих года быть президентом – с учетом огромного груза обещаний и разделенности не только страны, но и самих республиканцев.

Социолог Григорий Юдин писал («Популистский поворот», «Ведомости» от 7.06.2016) о недовольстве людей, чувствующих себя лишенными влияния на происходящее в своих странах: «Популисты бьют в слабое место технократий – они возвращают в политику людей, которых либерально-демократические режимы оттуда выталкивают. Неудивительно, что успех популистов каждый раз оказывается сюрпризом, ведь их базу составляют слои, которые долгое время воздерживались от участия в системе и были для нее не видны».

Эта ситуация далеко не только американская. Рост популизма и, соответственно, необходимость обновления форм народного представительства констатируются во всем мире.

Результатами разрыва между фрустрированными массами и технократическим истеблишментом стали Brexit и усиление правых во многих странах Европы. Экономический бестселлер Тома Пикетти посвящен проблеме экономического неравенства, именно неравенство и недовольство называются важнейшим тормозом реформ в переходных экономиках в последнем Transitional Report ЕБРР.

В статье в Foreign Policy, написанной за день до выборов, автор книги Why Nations Fail Дарон Асемоглу также говорит о системном кризисе демократии, и причины его он видит в крахе не только инклюзивных экономических институтов, но и уважения к самому «духу инклюзивности в общественной жизни». Причины все в том же – в невозможности обеспечить всеобщее процветание граждан и нежелании политической системы видеть и решать эту проблему.

Демократическая система нуждается в серьезной корректировке, если не переизобретении. Кто бы ни возглавил этот процесс, этот политик окажется в выигрыше. Если таким политиком сможет быть Дональд Трамп – тем лучше для всех. То, что в своем первом выступлении он сказал главное – про необходимость объединения расколотой страны, свидетельствует, что, во всяком случае, основные проблемы он понимает.

В этом смысле победа Трампа может не сулить неизбежной американской трагедии (с таким заголовком вышел The New Yorker), но стать предпосылкой для возвращения политики, в которую могут включиться не находившие себе в ней места «народные массы».