Статья опубликована в № 4202 от 14.11.2016 под заголовком: От редакции: Теория приватизации

Российская теория приватизации

Как развивается понятийное поле в отсутствие практики

После того как практика приватизации крупных активов (в 1990-е) была властью, народом и самим бизнесом признана «нечестной», приватизация по большому счету стала в России теорией. Очередное новое слово в ней сказано Росимуществом в докладе «О повышении эффективности управления госимуществом», подготовленном к заседанию Госсовета (см. статью «Приватизация по нужде», «Ведомости» от 11.11.2016).

Авторы доклада сообщают, что планы приватизации госимущества «характеризуются низкой степенью исполнимости» – объем средств, привлеченных в рамках программы приватизации в 2010–2014 гг., составил 21% от первоначально запланированного, а в 2015 г. оказался ниже прогнозных показателей в 22 раза. Причины только отчасти экономические – неблагоприятная конъюнктура, наиболее привлекательные коммерческие объекты давно приватизированы, – но прежде всего это нежелание государства терять «постприватизационный» контроль над активами и неясность стратегических перспектив.

В этой ситуации Росимущество предлагает отказаться от идеи «продавать во что бы то ни стало», вместо этого улучшив качество управления имуществом (за счет личной ответственности руководителей, аудита инвестиций), наполняя бюджет за счет форм государственно-частного партнерства, сдачи имущества в аренду или передачи по концессии.

Росимущество в какой-то степени призывает смириться с реальностью – раз приватизация не получается, не стоит и проводить. И тут есть сермяжная правда; продажу государственных пакетов, например, «Башнефти» (состоялась в этом году) или «Роснефти» (планируется) назвать приватизацией язык не поворачивается.

Президент Путин, объявляя в феврале о новой большой приватизации, конечно, говорил о прозрачности и экономической эффективности, но сразу поставил множество условий – контрольные пакеты акций системообразующих компаний должно сохранить государство, покупатели должны работать в российской юрисдикции и т. д. Эти условия уже делали приватизацию малопривлекательной; итоговые схемы по «Башнефти» и «Роснефти» лишь добавляют сюрреализма в российскую теорию приватизации.

Но и предложения Росимущества утопичны – государственное управление собственностью в среднем всегда хуже частного; попытки повысить его качество в российских условиях бесплодны уже лет 25. Любопытно, что тема отказа от приватизации коррелирует с культурно-пропагандистской ностальгией по советскому. Так, глядишь, 70%-ная доля государства в экономике (по версии ФАС) скоро будет признана достижением.

Приватизация – понятие из словаря рыночной экономики, основа которой – гарантии прав собственности. В России таких гарантий нет, здесь востребована «власть-собственность» – в каком-то смысле синоним «постприватизационного контроля». Ну да, можно назвать это и государственно-частным партнерством. Теорию надо развивать.