Статья опубликована в № 4219 от 07.12.2016 под заголовком: От редакции: Новая старая доктрина

Старая доктрина на новый лад

Стремление к обеспечению контроля за пользователями оттесняет интересы развития на второй план доктрины информбезопасности

Одобренная президентом доктрина информационной безопасности отражает представление российской элиты о современных коммуникациях скорее как об угрозе, чем возможности.

Доктрина заменила прежнюю, принятую в сентябре 2000 г. Если сравнивать два документа, то нынешний компактнее (17 страниц вместо 45), при этом авторы попытались учесть изменения, произошедшие в реальном и цифровом мире за 16 лет. В частности, они указывают на активизацию экономической киберпреступности и необходимость более качественной защиты банковской и финансовой информации, персональных данных. Из мира внешней политики в виртуальное пространство переносится идея справедливого, с точки зрения Кремля, раздела сфер сетевого влияния. Нынешний порядок Москву не устраивает: «Распределение между странами ресурсов для <...> безопасного и устойчивого функционирования сети интернет не позволяет реализовать совместное справедливое, основанное на принципах доверия управление ими». Тут можно вспомнить, что в этом году правительство США отказалось от формального контроля над оператором доменных имен ICANN, однако новая многосторонняя модель управления оператором России тоже не нравится.

Доктрина отмечает технологическое отставание России, зависимость от иностранных технологий и электронных компонентов. Задача его преодоления ставилась еще в 2000 г., но она не решена и ставится повторно. Еще один повторяющийся пункт – информирование граждан и мировой общественности о целях политики России и борьба с дезинформацией, распространяемой из иностранных источников. Это, видимо, борьба вечная, сколько ни финансируй государственные медиа.

По мнению Иосифа Дзялошинского из НИУ ВШЭ, пункты доктрины 2000 г. о защите секретов государства в основном выполнены. Ситуация с защитой прав граждан и обеспечением свободы информации хуже, но в новом документе не говорится о запрете цензуры, защите чести и достоинства личности. Вероятно, эта задача не представляется важной даже как декларация.

Нынешняя доктрина отражает растущую настороженность российской элиты к современным информационным технологиям. В годы первого президентского срока Владимира Путина они рассматривались скорее как инструмент развития. Сейчас ситуация изменилась. Интернет объявлен «детищем ЦРУ». Глобальные коммуникации и информтехнологии после 2011 г. воспринимаются прежде всего как угроза и уже затем – как возможность, говорит основатель сайта «Агентура.ру» Андрей Солдатов. Стремление к обеспечению безопасности и контроля за пользователями стало приоритетом, интересы развития отходят на второй план.

Реализация доктрины может привести к принятию новых законов, ужесточающих контроль государства и спецслужб за коммуникациями и их пользователями, организации новых бюрократических структур, обеспечивающих действие этих законов. Произвольно понимаемые высшие интересы государства повысят доходы госкомпаний, которые обеспечат выполнение доктрины за счет средств пользователей коммуникаций.