Мнения
Бесплатный
Павел Аптекарь
Статья опубликована в № 4223 от 13.12.2016 под заголовком: От редакции: Руины симфонии

Руины симфонии

Ставка на символические победы усиливает удар от символических поражений

Захват Пальмиры боевиками «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) – серьезный удар по репутации нашей страны и одновременно сигнал о том, что пора переосмыслить свое участие в сирийском конфликте.

Утрата Пальмиры – очевидный провал сирийской армии и российских военных. Выдвижение боевиков из района Ракки не вскрыла разведка и не пресекли ударами авиации или ракет. Превосходящие противника в численности и боевой технике защитники города потерпели поражение, отмечает эксперт по международным отношениям Владимир Фролов. Налицо недооценка угрозы: ситуация под Пальмирой ухудшилась еще летом, говорит востоковед Леонид Исаев.

Занятие Пальмиры сирийской армией при поддержке российских ВКС России в марте 2016 г. было одной из немногих операций непосредственно против ИГ и стало символом победы России над новым врагом, успеха ее внешней политики. Освобождение древнего города, памятника всемирного наследия ЮНЕСКО, от террористов стало важной частью обоснования российского присутствия в Сирии. Оркестр Мариинского театра под руководством Валерия Гергиева дал в Пальмире концерт, музыкантов и зрителей приветствовал по прямой видеосвязи Владимир Путин. Участники боевых действий и концерта получили медали «За освобождение Пальмиры».

Затем внимание к этому участку фронта постепенно ослабло. Главные усилия Башара Асада и его союзников были сконцентрированы под Алеппо (там, кстати, сирийская армия вполне может одержать победу). Но значение потери Пальмиры тем выше, чем сильнее был пиар ее освобождения. Празднуя на весь мир локальный промежуточный успех в малопредсказуемой войне, надо быть готовым к тому, что и локальная неудача окажется символически значимой.

Теперь эффектное завершение операции в Сирии невозможно. Впрочем, неудача в Пальмире дает России шанс пересмотреть отношение к официальному Дамаску. Москве следовало бы повлиять на Башара Асада, чтобы сосредоточить силы против ИГ, остановив борьбу с умеренной оппозицией. В ближайшие месяцы России придется договариваться о взаимодействии в Сирии преимущественно с Турцией, которая также заинтересована в борьбе против ИГ и усилении своего влияния в соседней стране, считает Фролов.