Тень Ходорковского

Почему активисты «Открытой России» обречены на внимание силовиков
В российском законодательстве отсутствует статья «Запрет деятельности Михаила Ходорковского», но некоторым это бы хотелось /Максим Стулов

В российском законодательстве отсутствует статья «Запрет деятельности Михаила Ходорковского во всех ее видах и проявлениях», но исторически сложившееся желание реализовать такой запрет все еще существует. В среду Генпрокуратура признала нежелательной деятельность на территории России трех иностранных организаций, связанных с Ходорковским и его семьей, в том числе британской неправительственной организации «Открытая Россия» и одноименного британского же сетевого движения. Попадание в реестр нежелательных организаций означает запрет на получение от них финансирования российскими НКО и штрафы с перспективой тюремного заключения для тех, кто работает на эти организации в России.

Через несколько часов представитель Генпрокуратуры сообщил, что признание иностранцев нежелательными организациями не влечет никаких правовых последствий для действующего в России незарегистрированного движения «Открытая Россия». И правда, это движение, во-первых, не иностранное, а во-вторых, юридически не связанное с одноименными иностранными организациями.

Но это не уберегло российскую «Открытую Россию»: утром четверга в ее московский офис пришли с обыском 24 следователя. Они искали экстремистскую литературу по наводке неизвестного, позвонившего с этой информацией в полицию, изымали технику и документы.

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью