Мнения
Бесплатный
Григорий Юдин
Статья опубликована в № 4320 от 15.05.2017 под заголовком: Реновация: Пассивный гражданин

Пассивный гражданин

Социолог Григорий Юдин о том, как народ одобрит реновацию

Середина мая подарила новую серию демократии по-российски. В воскресенье москвичи собрались на массовый митинг, чтобы показать московскому правительству, что они категорически против надвигающейся программы принудительного переселения из сносимых домов. А уже в понедельник стартует придуманная московским правительством система голосования, которая имеет цель показать москвичам, что они как раз таки «за».

С одной стороны, инициатива московских властей вызвала эффект разорвавшейся бомбы. В Москве в целом и так прохладно относятся к команде Сергея Собянина (мэр выиграл последние выборы со скрипом при низкой явке), а блицкриг с расселением выбранных по непонятным критериям домов в предвыборный год разозлил многих из тех, кто до сих пор сохранял нейтральность. О программе «реновации» говорят повсюду, и воскресный митинг – это только выражение назревшего протеста. С другой стороны, голосование, которое продлится с 15 мая до 15 июня, гарантированно покажет, что подавляюще большинство москвичей поддерживает идею столичного правительства. Как это возможно?

Стандартное объяснение уже готово: за последние годы в России прижилась легенда о протестующем меньшинстве и агрессивном поддакивающем большинстве, которое всегда готово поддержать власть. Противники программы переселения уже пугают друг друга тем, что коллективные действия ничего не дадут, потому что большинство все равно хочет расселения. И вот уже расстроенный москвич страстно убеждает себя, что большинство в Москве составляют дармоеды, бомжи и пьяницы, которые, как всегда, ищут халявы.

Однако не стоит лезть в глубины русской души, чтобы понять, откуда берется это большинство, а точнее, как оно производится. Для этого достаточно проанализировать постановление правительства Москвы № 245-ПП и приложение к нему, в котором описывается процедура голосования. Московские чиновники предлагают жителям домов, которые попали в программу расселения, два варианта, чтобы выразить свои предпочтения: либо с помощью общего собрания собственников дома, либо через индивидуальное электронное голосование в системе «Активный гражданин» (индивидуально проголосовать можно также лично в центре госуслуг).

Самый впечатляющий элемент процедуры – это пункт о том, что голоса всех непроголосовавших будут учтены как голоса в поддержку программы переселения. Казалось бы, логично сделать наоборот: если человек не высказывает своего мнения, то он предпочитает оставить все «как было». Однако московские власти исходят из того, что по умолчанию население любые их инициативы поддерживает.

За этим стоит нехитрый расчет, а точнее, знание главного принципа устройства российской политики. Большинство в России не выступает ни «за», ни «против» - по любому вопросу, от выборов власти до поддержки санкций и контрсанкций, большинство населения молчит. Это легко видеть по уровням явки на выборы: последние федеральные парламентские выборы собрали 48% по официальным данным (и на 10-15% меньше, если исключить вбросы), а явка на местные выборы вообще давно находится на запредельно низком уровне. Не лучше и ситуация с опросами общественного мнения – интервьюерам редко удается опросить больше 30% от расчетной выборки. Россияне не хотят быть представленными, не верят в то, что их голос что-то может изменить, предпочитают заниматься своими делами – и их пассивность вполне можно понять.

Использование молчунов в свою пользу давно стало основной стратегией российской власти. Так, партия «Единая Россия» имеет сегодня 76% мест в парламенте при том, что даже по официальным данным ее поддержали не более четверти российских избирателей. Голоса молчунов распределяются между теми, кто все же имеет какой-то стимул проголосовать (как, например, бывает в случае с бюджетниками, чье голосование на выборах порой отслеживает начальство). Однако чаще всего те, кто голосуют, имеют стимул голосовать так, как удобно властям, и потому молчаливое большинство обычно просто не замечают. В московском случае все не так: здесь, разумеется, стимул голосовать есть прежде всего у противников программы правительства. И поэтому московское правительство решило официально оформить практику записывать молчунов как «своих».

Совсем смехотворным правила голосования делает пункт о том, что если в квартире мнения собственников разошлись, то голос это квартиры не будет засчитан вовсе. Скажем, если муж и жена занимают разные позиции, то (независимо от того, какая доля в собственности у каждого из них) вся квартира объявляется неголосовавшей. А значит, автоматически записывается в молчуны и, как подсказывает простая математика, добавляет голоса сторонникам великого переселения.

Московские власти поставили в качестве порога для включения в программу уровень 2/3 квартир, высказавшихся «за». Однако учитывая талантливо составленные правила голосования, скорее всего уровень поддержки по всем домам значительно превысит даже 86%. Единственным действенным механизмом для вывода дома из программы остается общее собрание собственников, хотя провести его в течение месяца по действующим нормам очень трудно. В этих условиях массовый протест остается перспективной стратегией: не стоит забывать, что скандальный закон, открывающий двери для программы, пока не принят Государственной думой и всю авантюру с голосованием московские чиновники проворачивают на свой страх и риск.

Легализация системы «Активный гражданин» для проведения мгновенных электронных плебисцитов – инициатива, которая ожидалась давно. К этой системе существует масса претензий; можно начать с того, что ее совершенно невозможно проконтролировать. Если на выборах у наблюдателей есть хотя бы теоретическая возможность поймать фальсификатора за руку и сделать результат нелегитимным, то «АГ» полностью контролируется властями.

Кроме того, голосование сводится к забавной игре: из-за того, что уведомления о голосованиях приходят на телефон всем, кто установил себе соответствующее приложение, система выдает совершенно бессмысленные результаты. Например, по вопросу о том, «какие темы необходимо обсудить в информационных программах и ток-шоу телеканала «Московский образовательный», на сегодняшний день в «АГ» высказалось целых 200 000 человек. Сложно представить себе, что такое количество людей может интересовать эта животрепещущая проблема. Однако если речь идет просто о том, чтобы, не задумываясь, нажать кнопку в ответ на уведомление в телефоне – почему бы и нет?

Превращение «Активного гражданина» в технологию управления показывает, в каком направлении движется система производства народного одобрения в России: аналогичные проекты наверняка будут реализовываться и на федеральном уровне. Различные опросы и электронные голосования будут закрепляться в законе для выяснения «воли народа». По мере того, как общественное недовольство будет нарастать, будет расти и спрос на реальные демократические институты – публичные собрания и слушания, митинги и демонстрации, дебаты и дискуссии. Власти будут пытаться противопоставить им свое большинство, которое всегда можно легко произвести. И здесь будет важно не перепутать демократию с технологией.

Автор – профессор Московской высшей школы социальных и экономических наук (Шанинки)