Статья опубликована в № 4327 от 24.05.2017 под заголовком: От редакции: Культура обыска

Культура обыска

Силовики расширяют границы художественного высказывания

Когда в один из самых известных российских театров (а параллельно – домой к его руководителю) картинно являются люди в масках, блокируя на несколько часов всех находящихся внутри, в этом трудно не увидеть художественное высказывание. Очевидно, что успешность театра и режиссера – лауреата многих российских и мировых фестивалей – в данном случае только усиливает рассчитанный эффект. И когда пресс-секретарь президента технично призывает «не политизировать» обыски, это воспринимается как обязательная часть спектакля.

Как сообщил Следственный комитет, обыски в «Гоголь-центре» и дома у Кирилла Серебренникова прошли в рамках уголовного дела о хищении 200 млн руб., которые государство в 2011–2014 гг. выделяло НКО «Седьмая студия» в виде госсубсидий «на развитие и популяризацию искусства Российской Федерации».

Рассуждения о том, что сопровождать обыски специальным «усилением» не было оснований, как и обыскивать без решения суда квартиру режиссера, проходящего свидетелем по делу о нецелевом использовании средств, выглядят начетничеством. «Маски-шоу» в российской реальности давно стали не столько следственным действием, сколько акцией устрашения, способом «послать сигнал», демонстрацией влияния силовиков. Это именно театральный прием. Как любая демонстративная акция, такие обыски обладают собственной драматургией. Например, могут проходить одновременно с прямой линией президента, на которой он говорит о гарантиях законности и защите прав граждан и бизнеса. В 2015 г. с прямой линией совпал обыск в офисе «Открытой России», а в 2016 г. – в офисе группы компаний «Онэксим» Михаила Прохорова.

Развивал ли и популяризировал ли искусство Российской Федерации Серебренников? Лучше многих других. Можно ли точно посчитать, на сколько рублей он его развил, а на сколько не развил (т. е. использовал нецелевым образом)? Российским правоохранительным органам и не то по плечу. Как мы неоднократно видели, они легко могут принять коммерческую сделку за хищение средств или обвинить гражданина в краже денег у себя самого и т. п. Были ли у Серебренникова недоброжелатели? Сколько угодно – после того как он был назначен художественным руководителем «Гоголь-центра» (бывшего Театра им. Гоголя), скандалы и жалобы старой труппы и «патриотически» настроенных граждан не прекращались (по одной из версий, на ход дела повлияла жалоба на «нецензурную брань, пропаганду аморального поведения и порнографию» в спектаклях «Гоголь-центра»).

Как отмечает (на портале Meduza) режиссер Владимир Мирзоев, деятели культуры в России вынуждены существовать в извращенной и забюрократизированной среде, в которой сложно действовать безупречно: «Власти делают все, чтобы любой человек был на крючке. Они намеренно искажают экономическую среду, с тем чтобы никто не мог чувствовать себя в безопасности. Это делается абсолютно намеренно». Противоположная модель существования, которую воплощает независимый от государства и живущий на пожертвования зрителей Театр.doc, не защищает художника от преследований со стороны государства – за последние годы театр несколько раз выселяли из занимаемых помещений.