Мнения
Бесплатный
Дмитрий Некрасов
Статья опубликована в № 4328 от 25.05.2017 под заголовком: Стимулы: Государство недоверия

Государство недоверия

Экономист Дмитрий Некрасов о том, почему отстает страна, где граждане не доверяют власти

Использование краудфандинга и различных мобильных приложений для исполнения некоторых публичных функций сегодня модно во всем мире. Например, нарушения правил парковки могут фиксировать не только дорожные полицейские на зарплате у государства, но и обычные граждане, вооруженные смартфоном со специальным приложением. Для мотивации сознательных граждан им можно отдавать долю от взысканных штрафов. А можно геймифицировать процесс – и подростки будут фиксировать нарушителей из спортивного интереса.

Если дополнить так распространенные в нашей стране видеорегистраторы инфраструктурой, позволяющей удобно передавать ГИБДД и обрабатывать накопленные на них данные, а также создать разумные стимулы для того, чтобы водители этими данными делились, это может драматически изменить ситуацию с соблюдением правил движения на российских дорогах.

На граждан также можно переложить значительную часть функций по контролю за соблюдением общественного порядка. От громкой музыки в неурочное время до плевков на тротуар. А также многие вопросы пожарного надзора, контроля безопасности строительства и многих других видов контроля. Мобильное устройство, снабженное GPS и специальным приложением, совместно с автоматизированной системой анализа поступающих данных позволит сократить не только количество правонарушений, но и число ложных вызовов, так как способно сразу оценить, например, играет ли музыка действительно громко для текущего места и времени (хотя какие-то злоупотребления всегда неизбежны).

Расширение подобной практики сулит множество положительных эффектов для общественной системы в целом. Количество правонарушений снижается, государство сокращает расходы на выполнение контрольных функций, растут поступления от штрафов, кроме того, при прочих равных сокращается пространство для коррупции.

Российские власти даже движутся в этом направлении. Например, мобильное приложение «Помощник Москвы», позволяющее в том числе фотографировать неправильно запарковавшихся водителей, работает с середины 2015 г. и за первый год работы позволило выписать около 25 000 штрафов – в масштабах столицы немного, но процесс запущен.

Казалось бы, нововведения в этом направлении с рациональной точки зрения можно только приветствовать. Но российское общество воспринимает подобные нововведения с крайней степенью осторожности. Да и включается в процесс обеспечения общественного порядка с меньшей готовностью, нежели во многих европейских странах.

На уровне культурных кодов мы часто воспроизводим определенные поведенческие модели, которые необязательно рациональны в конкретной ситуации.

Например, российский ребенок, жалующийся своим родителям на одноклассника, который у него списывает, скорее всего, получит отповедь о том, что ябедничать на одноклассников нехорошо. Хотя рационально родители прекрасно понимают, что в классе, где ябедничают и не дают списывать, при прочих равных дети получат больше знаний, чем в том, где ученики солидарны между собой против учителей. Даже если польза вовлечения сограждан в различные процессы контроля над общественным порядком очевидна, социальные инстинкты большинства россиян подсказывают, что ябедничать нехорошо, а государству лучше не доверять.

Причины таких инстинктов кроются в специфическом отношении россиян к государству и в низком уровне доверия к его действиям.

Если граждане воспринимают государство как нечто учрежденное самими гражданами для защиты собственных прав и интересов, то для них логично помогать этому государству и приветствовать подобную помощь от других членов сообщества. Ведь если государство исполнит свои функции хорошо, то выиграют все за исключением злостных нарушителей. Однако идея о том, что государство существует для обеспечения благополучия граждан, в российском обществе гораздо менее популярна, нежели идея обязанности граждан жертвовать собой ради утверждения величия этого самого государства.

Но если ценность государства состоит в чем-то большем, чем обеспечение частных интересов граждан, в чем-то, ради чего надо жертвовать, то логично предоставлять этому государству меньше информации. Ведь жертву могут потребовать принести. В этом контексте ура-патриотический уклон в воспитании и пропаганде парадоксальным образом подпитывает солидаризацию не только вокруг государства, но и против него. Очевидно, что исторически у россиян есть множество причин для недоверия государству и выработки форм солидарности против него. Испокон веков любое знание власти о своих подданных использовалось для того, чтобы лучше собирать подати и прочие повинности.

Однако в этом смысле еще не так давно западноевропейские государства мало чем отличались от российского. Да и сегодня в развитых странах многие граждане не хотят доверять государству лишнюю информацию.

Лишь десятилетия разумного и последовательного поведения очень постепенно формируют в обществе доверие к тому, что полученная информация будет использована властью во благо, а не во вред.

И здесь наша власть в последние годы как будто специально старается подорвать любые ростки доверия к себе. Дело не в конкретных глупостях отдельных чиновников или перегибах бюрократической машины. Такое встречается везде. Если такие глупости где-то исправляются вышестоящими инстанциями, а где-то становятся объектом публичной дискуссии, это само по себе не смертельно.

В России помимо обычных для любой системы ошибок власть часто бравирует абсурдностью некоторых своих действий (особенно тех, что касаются политических процессов), а также воспринимает пересмотр уже принятых решений как проявление слабости.

Граждане постоянно слышат о нелепых запретах и еще более нелепых наказаниях за нарушение подобных запретов. Когда за размещение фотографии домашнего двора периода гитлеровской оккупации штрафуют как за пропаганду идей нацизма, а рядом заслуженного врача обвиняют в «хищении» 4 руб. 72 коп., то подобные действия и без всякой политической подоплеки подрывают доверие к действиям властей самых лояльных граждан.

На все это накладывается общий обвинительный уклон нашей правоприменительной системы. Доля оправдательных приговоров составляет менее 1% против 20–25% в развитых странах. Отсутствие практической возможности оправдаться не способствует восприятию системы как справедливой, а также делает вполне рациональным стремление сократить число лиц, способных выдвинуть обвинение. И россияне, поддерживающие власть в вопросах внешней и внутренней политики, в вопросах частных всегда солидаризируются против власти.

Недоверие общества к разумности законодателя и правоприменителя – гораздо большая проблема, чем это кажется на первый взгляд. Развитие государственного управления во всем мире будет все больше связано с вовлечением граждан в процессы самоуправления и осуществления публичных функций посредством современных информационных технологий. Неспособность российского общества двигаться в этом направлении будет увеличивать наше отставание в эффективности государственных институтов, а следовательно, и уровне экономического развития.

Автор – кандидат экономических наук

Полная версия статьи. Сокращенный газетный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)