Статья опубликована в № 4336 от 06.06.2017 под заголовком: Финансовая политика: Рост вычеркиваем

Рост вычеркиваем

Экономист Михаил Андреев об оптимизме социально-экономических прогнозов правительства
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Нынешняя весна оказалась, пожалуй, самой богатой за последние годы на экономические прогнозы. Минэкономразвития разработало сразу два прогноза социально-экономического развития: на период с 2017 по 2020 г. и на долгосрочный период до 2035 г. Правда, детали последнего официально не опубликованы. Однако вряд ли оба прогноза будут противоречить друг другу, поэтому в качестве ориентиров в документе останется повышение экономического роста с -0,2% в 2016 г. до 1,5–3,1% в 2018–2020 гг., инфляция на уровне не более 4% в год и ослабление курса национальной валюты с текущих 56 руб./$ до 72–73 руб./$ к 2020 г. в зависимости от сценария. Ослабление рубля прогнозирует как экс-министр финансов, глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин (заявил, что к концу года ослабление рубля более вероятно, чем укрепление), так и министр экономического развития Максим Орешкин (его оценка – 62–63 руб./$ к концу этого года). Не останавливаясь на словах, Минэкономразвития внесло поправки в бюджет, позволяющие скупить до конца года 616 млрд руб. в счет пополнения резервного фонда, что в итоге может поспособствовать ослаблению рубля.

Что вызывает вопросы при прочтении очередного прогноза социально-экономического развития, так это то, что в нем не упоминается какой-либо план обеспечения экономического роста. За счет каких финансовых ресурсов в экономике будет достигнут рост более 1,5% при высоких номинальных и реальных процентных ставках, при ухудшающихся условиях внешней торговли и при наблюдающемся падении реальных доходов потребителей? В настоящий момент российские предприятия не спешат наращивать кредитный портфель. Годовые темпы роста займов предприятий у российских банков с марта 2016 г. стабилизировались на уровне 1,8–3,6% (апрель 2017 г. к апрелю 2016 г. – +3,01%) после стремительного падения с уровня 15% в течение 2015 г. Текущие темпы оказываются далеки от 15%-ного роста в 2013–2014 гг., когда рост ВВП составлял 0,7–1,3% – уровень, выше которого Минэкономразвития рассчитывает прыгнуть в ближайшем будущем. По внешним займам дела российских предприятий обстоят не лучше: в I квартале 2017 г. наблюдалось падение внешних заимствований на 1,24% по отношению к аналогичному периоду 2016 г. Однако по отношению к IV кварталу 2016 г. динамика положительная – в I квартале 2017 г. впервые за долгое время (со II квартала 2014 г.) наблюдался прирост внешних заимствований.

Сотрудники Лаборатории структурных исследований РАНХиГС решили проверить, существует ли и насколько вероятен вариант экономической политики, при котором экономический рост окажется обеспечен финансированием, а прогнозы правительства – осуществимыми. Расчеты на квартальной модели финансовых балансов секторов экономики показали, что для обеспечения намеченного роста внутренние займы предприятий должны расти темпами, достигающими 6% в год к 2019 г., тогда как внешние – 5%. Возобновление внешнего кредитования создаст в ближайшие годы давление на валютный курс в сторону укрепления. В этом случае у Центрального банка будет выбор: продолжить текущую политику таргетирования инфляции и невмешательства на валютном рынке, позволив рублю укрепиться (что никак не устраивает Министерство финансов), либо начать закупать валюту. В последнем случае под угрозой окажется целевой ориентир по инфляции. Расчеты показывают, что для обеспечения ориентира по инфляции при условии реализации валютного курса, выгодного Минэкономразвития и Министерству финансов, Центральный банк столкнется со структурным профицитом ликвидности: в самом благоприятном для ЦБ РФ сценарии необходимо будет абсорбировать до 1,5 трлн руб. Есть и другая опасность для реализации прогноза. Опять же согласно расчетам, для обеспечения роста кредитования Центральному банку придется опустить ключевую ставку до немыслимых 4% годовых к концу 2019 г.

Если подобное случится, то ставки по депозитам населения упадут до 3–4% годовых. При данном уровне процентной ставки вряд ли стоит ожидать, что депозиты населения останутся ключевым источником фондирования банковской системы.

Можно заключить, что реализация всех трех основных параметров прогноза – экономического роста, уровня инфляции и валютного курса – маловероятна. Как и в известной шутке: «Мы делаем работу быстро, качественно, дешево. Вычеркните одно условие», в существующих прогнозах следует ослабить одно из трех условий – относительно высокие темпы экономического роста, низкую инфляцию и слабый рубль с приемлемым дефицитом бюджета. За низкую инфляцию ратует Центральный банк, за слабый рубль и бюджет – Минэкономразвития и Министерство финансов, а вот лишним может оказаться как раз экономический рост. Придется вычеркивать.

Автор – старший научный сотрудник Лаборатории структурных исследований РАНХиГС

Выбор редактора
doobki
08:28 06.06.2017
Напрашивается вывод, что несмотря на усилия Набиулиной, Кудрина и Правительства свалить рубль еще больше и перенести основные тяготы рецессии на плечи рядовых обывателей, экономика все-таки живет и сопротивляется. Вернее, рыночная часть экономики. Поскольку в России есть еще "внерыночная", чиновничье-олигархическая, стоящая вне законов и конкуренции . Ей дают госзаказы и безвозвратные кредиты, ограждают от простых граждан и от конкуренции. Она паразитирует на рыночной и является главным фактором инфляции и обесценения рубля. Она и есть коррупция в чистом виде. Убери ее и бороться ни с чем не надо: рынок все сам расставит на свои места. Но нельзя: у нас все еще, по данным Росстата, 83% занятых трудятся в госсекторе, за копейки. Они зависят от Путина и его воровской "вертикали". И будут за него голосовать до самого конца.
41
Комментировать
Читать ещё
Preloader more