Статья опубликована в № 4357 от 06.07.2017 под заголовком: От редакции: Сидячая работа

Эффект сидячей работы

Почему от встречи Путина и Трампа не стоит ожидать прорывов

Большие ожидания в условиях ограниченных возможностей – в таких обстоятельствах на полях саммита G20 в Гамбурге пройдет первая личная встреча президентов России и США. Кризис в отношениях двух стран зашел так далеко, что эксперты считают достижением уже сам факт переговоров.

Обе стороны признают проблематичность сложившихся отношений: в интерпретации министра Сергея Лаврова это «ненормальность», по госсекретарю Рексу Тиллерсону – они и вовсе «в канализационной трубе». В преддверии встречи дискомфорт только усилился. В середине июня сенат одобрил (палата представителей – пока нет) законопроект об ужесточении финансовых санкций против России, почти одновременно администрация дополнила и список россиян, подпадающих под персональные санкции; тогда же сорвался визит заместителя госсекретаря Тома Шеннона в Петербург, где он должен был обсудить с замминистра иностранных дел Сергеем Рябковым возвращение России двух ее дипломатических загородных резиденций. Представители российского МИДа в ответ грозили скорым исчерпанием терпения.

В результате обе стороны небывало долго тянули как с объявлением о самом факте встречи президентов, так и с определением ее формата. Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков в итоге рассказал, что планируется «полноценная сидячая встреча» (цитата по ТАСС). Это несомненное достижение.

Повестка переговоров известна только в самых общих чертах. По словам Пескова, Путин, вероятно, выскажется о «безальтернативности минских договоренностей» и поднимет вопрос сирийского урегулирования и борьбы с терроризмом. Госдепартамент и Белый дом повестку не комментировали.

Анонс Пескова выглядит своего рода ответом на ранее озвученные тезисы Тиллерсона: возможность урегулирования конфликта России с Украиной напрямую, признание контрпродуктивности агрессивных действий против США и их союзников, включая кибератаки, прекращение торговли с КНДР. В лучшем случае это может быть желанием Москвы не раскрывать карты раньше времени, в худшем – демонстрацией намерений оставаться на прежних позициях, рассуждает политолог Михаил Троицкий. Сирийский вопрос тупиковый, предложенная по Украине схема Москву не устраивает, кибератаки – слишком скользкая тема, но можно попробовать продемонстрировать намерение в перспективе снять ее с повестки, полагает Троицкий. В целом Москва не видит необходимости форсировать переговоры, предпочитая сохранять неопределенность с расчетом на снижение роли США в мировых делах и усиление своих переговорных позиций в будущем.

Состав «команды Трампа» – правые республиканцы-силовики и национально ориентированный бизнес – малоперспективен для улучшения отношений с Россией, пишет в «Российской газете» Федор Лукьянов. Поле потенциального взаимодействия то же, что и при Обаме, – «избирательное вовлечение», но это не работало прежде и не будет работать сейчас.-