Есть ли предел благоустройству

Московские сверхдоходы и сверхрасходы как производная столичного статуса
А. Гордеев / Ведомости

Большие деньги жгут московской власти руки. Продолжая зарабатывать на своем столичном статусе даже на излете кризиса и считая несправедливой ставку Кремля на централизацию налогов, Москва демонстративно и по-барски тратит заработанное, обременяя себя недовольством горожан.

Масштабы доходов и особенно расходов Москвы собянинского периода впечатляют – счет идет на бюджеты других городов. Например, расходы на подсветку деревьев и газонов в 2017 г. (6 млрд руб.) – почти бюджет Улан-Удэ (0,4 млн жителей). Расходы на программу благоустройства в 2017 г. городских пространств «Моя улица» (34,5 млрд руб.) – годовой бюджет Екатеринбурга (1,4 млн жителей). А расходы на благоустройство московских парков и природных зон отдыха в том же 2017 году (50 млрд руб.) превышают бюджет любого российского города-миллионника, за исключением второй столицы – Петербурга. Итого в первой половине 2017 г. Москва потратила на благоустройство 91 млрд руб. (11% расходов городского бюджета), что чуть меньше расходов на образование (17%, 139 млрд руб.) или здравоохранение (13%, 107,5 млрд).

Расходы одной Москвы на благоустройство составляют две трети затрат всех регионов на эти цели, говорит экономист Наталья Зубаревич. И «Моя улица», и благоустройство парков уже столкнулись с недовольством горожан – не столько временными неудобствами от проведения работ, сколько избыточностью трат и несоответствием их размера результату. В глазах определенной части москвичей (и значительно большей, надо полагать, части немосквичей) это трата денег не ради результата, а ради процесса, стерилизация столичных сверхдоходов.

Согласно отчету департамента финансов Москвы по исполнению бюджета за первое полугодие 2017 г. прирост налоговых доходов по сравнению с первым полугодием 2016 г. составил 18%. Поступления от налога на прибыль организаций, который дает городу 44% доходов, выросли за это время на 26,3%, а от НДФЛ, который приносит 41% доходов, – на 9,5%. И это на фоне рекордно доходного 2016 года (правда, рекордом город был обязан в том числе и эффекту низкой базы). В совокупности доходы Москвы за первые шесть месяцев превысили 1 трлн руб. – это около 20% всех региональных бюджетов России.

Мосгордума несамостоятельна, поэтому не играет существенной роли при обсуждении бюджетных затрат, а на общественное недовольство столичные власти часто не обращают внимания, говорит Александра Суслина из ЭЭГ. Хорошего выхода, который, ограничив одну Москву, не нарушит стабильность бюджетной системы в целом и не ударит по другим регионам, сейчас нет.

По мнению Зубаревич, дальнейшая централизация налога на прибыль (с 2017 г. регионы-доноры отчисляют в федеральный бюджет дополнительно 1 п. п. в пользу дотационных) была бы еще одним шагом к сверхцентрализации бюджета, лишающим регионы остатков самостоятельности и стремления заработать. Но бюджетная централизация – следствие политической и общеэкономической: страна выстроена так, что крупнейшие компании и особенно банки располагают штаб-квартиры в столице. Без политической и бюджетной децентрализации урезонить Москву маловероятно.

Фотогалерея: Почему не радует московское благоустройство