Статья опубликована в № 4403 от 08.09.2017 под заголовком: Финансовый рынок: Бедность рынка рейтингов

Как не следует использовать кредитные рейтинги

Экономисты Сергей Смирнов и Марат Курбангалеев о том, повлиял ли на проблемы банка «Открытие» низкий рейтинг АКРА
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

На прошлой неделе Центробанк принял решение о начале процедуры санации и вхождении в капитал «ФК Открытие». Непосредственной причиной стал большой отток средств (всего свыше 621 млрд руб.). Мы считаем, что в развитии ситуации с оттоком существенную роль сыграла новая конструкция нормативных требований, а рейтинг на уровне BBB-, присвоенный «Открытию» в начале июля агентством АКРА, не позволил банку держать средства госбюджета и пенсионных накоплений, что ускорило процесс оттока средств. Условия, при которых достаточно низкий рейтинг может вызвать отток средств и усугубить положение банка, возникли после изменения правил использования рейтингов в нормативных требованиях Минфина и ЦБ.

Кредитные рейтинги в России

Вступивший в силу 1 января 2017 г. закон ФЗ-222 кардинально изменил ландшафт российского рынка услуг кредитных рейтинговых агентств (КРА). Закон определил требования к организации и деятельности КРА на территории России и установил верховенство национальной шкалы над международной в части использования в регуляторных целях. 

Международные агентства практически одновременно с принятием закона (лето 2015 г.) объявили, что не готовы соблюдать требования нового законодательства, и впоследствии отозвали рейтинги в национальной шкале. Теперь их рейтинги не используются в России в регуляторных целях. Конкурентный рынок, на котором функционировали семь основных агентств, три из которых были международными, по существу превратился в дуополию. В настоящее время только два агентства (АКРА и «Эксперт РА») включены в реестр кредитных рейтинговых агентств. Все структуры, которые работают с госсредствами, обязаны получить рейтинг по национальной шкале одного из двух КРА, а в некоторых случаях – обоих.

Рейтинги агентства «Эксперт РА» не принимались в регуляторных целях, пока агентство не обновило методологию и рейтинговую шкалу. В этот период у АКРА было фактически монопольное положение в области регулирования размещения средств пенсионных накоплений на банковские депозиты. Сейчас среди методологий «Эксперт РА» Банком России одобрены только методологии рейтингования банков и регионов, поэтому в ряде сегментов положение АКРА остается монопольным. Принятые за последнее время несколько десятков нормативных актов обеспечивают устойчивый спрос на услуги КРА. 

Идея создания нового кредитного рейтингового агентства изначально продвигалась Банком России. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина поясняла: «Мы делаем это, прежде всего, чтобы снизить зависимость от внешних рисков». Недовольство низкими рейтингами агентств большой тройки по международной шкале государственные деятели, регуляторы, эмитенты и даже сами рейтинговые агентства высказывали уже давно. Причины понятны: во-первых, снижение рейтингов России и российских компаний ведет к оттоку иностранного капитала из экономики; во-вторых, возникают риски внутреннего регулирования, когда оно основано на рейтингах в международной шкале.

Однако эти соображения никак не относятся к рейтингам по национальной шкале, поскольку смысл последних – внутристрановое сопоставление кредитного качества компаний. Даже консервативное или предвзятое отношение международных агентств к российской экономике в целом не оказывает влияния на результаты внутристранового ранжирования по относительному кредитному риску. Российский рынок тем самым потерял мнение об относительном кредитном качестве российских компаний от фактически независимых КРА. Уход международных рейтинговых агентств из сегмента национальных рейтингов вряд ли вызван их нежеланием регистрировать в России дочерние компании – в Европейском союзе в регулировании также принимаются рейтинги агентств, созданных и зарегистрированных в ЕС, и соответствующие дочерние компании агентства большой тройки создали.

Другим отечественным агентствам (Национальное рейтинговое агентство и «Рус-рейтинг») было отказано во включении в реестр ЦБ. Из-за непрозрачности решения регулятора внешнему наблюдателю не известно, в чем именно состояли претензии к ним. Причины, по которым на рынке остаются только два КРА, не вполне понятны. Включение в реестр других агентств, в дополнение к двум, и конкуренция на рынке услуг КРА могли бы несколько смягчить ситуацию.

Однако конкуренция КРА не может снять проблемы, проявившиеся в случае с банком «Открытие», пока правила использования рейтингов являются механистическими. Правила размещения на банковских депозитах средств федерального бюджета обязывают банки, желающие привлекать эти средства, получать рейтинги обоих агентств (АКРА и «Эксперт РА») и поддерживать их выше нормативных (достаточно высоких) уровней. В результате банк должен платить за оба рейтинга в условиях, когда каждое агентство сможет обесценить рейтинг другого, понизив свой ниже предельного уровня. Наконец, с учетом последствий для устойчивости банка, вызываемых оттоком средств такого крупного клиента, как Министерство финансов, падение рейтинга (независимо от того, корректно или некорректно он присвоен) ниже нормативного уровня существенно ухудшает положение банка и запускает волну «набегов на банк».

Цена ошибки рейтингового агентства в такой системе правил становится огромной, при том что ошибку практически невозможно установить: если низкий рейтинг был присвоен неадекватно, спровоцированные последствия не позволят определить, ошибалось ли агентство. По существу, созданные регулятором и госорганами условия приводят к тому, что достаточно низкий рейтинг превращается в самосбывающийся прогноз. Российская практика знает примеры, когда механистический подход к использованию рейтингов вредил самим рейтинговым агентствам: необоснованно повышенные требования к рейтингам в международной шкале «Рус-рейтинга» (так называемая таблица Минфина 2010 г. для целей регулирования) сделали их практически неконкурентоспособными.

Полезный зарубежный опыт

Действия российских госорганов вызывают определенное недоумение, если принять во внимание международный опыт и практику последнего десятилетия. Еще в октябре 2010 г. Совет по финансовой стабильности большой двадцатки (G20 Financial Stability Board, FSB) принял документ, в котором сформулировал принципы по ограничению использования кредитных рейтингов в регулировании, особенно механистического использования. При механистическом подходе снижение рейтингов заставляло участников рынка немедленно и одновременно выходить из инструментов или сделок с контрагентами, что, в свою очередь, усиливало обесценение активов или давление на кредитоспособность контрагентов и усугубляло последствия кризиса.

Согласно принципам FSB национальным законодателям и регуляторам (напомним, что Министерство финансов и Банк России являются членами FSB) следует отказаться от использования рейтингов в регулировании в тех случаях, когда их применение приводит к механистической реакции участников рынка. Более того, регуляторы должны стимулировать участников рынка проводить собственный анализ кредитного качества с использованием информации различной природы, в том числе, но не исключительно, кредитных рейтингов. Многообразие независимых рейтинговых оценок способствует улучшению качества внутренних систем оценки риска участников рынка. Например, регулирование в Европейском союзе поощряет конкуренцию на рынке кредитных рейтингов, в частности стимулирует получение рейтингов от небольших агентств, не входящих в большую тройку, – всего их зарегистрировано более 30.

Зачастую пользователи кредитных рейтингов (включая госорганы, формулирующие на их основе нормативные требования) неявно предполагают, что национальные рейтинги, публикуемые кредитными рейтинговыми агентствами, корректно отражают объективный (абсолютный) уровень кредитного риска, опираясь при этом на чисто формальное описание «смысла» рейтинговых категорий, которые публикуют КРА. Чтобы пояснить некорректность такого предположения, заметим, во-первых, что наиболее влиятельные международные КРА, такие как Standard & Poor’s, Moody’s и Fitch, признают, что рейтинги выражают лишь мнение агентства об относительном уровне риска, т. е. позволяют судить, какая из двух компаний (или финансовых инструментов), по мнению КРА, является более рискованной. Например, об этом пишет Standard & Poor’s в документе S&P Global Ratings Definitions. Во-вторых, соответствует ли формальное описание рейтингов реальным кредитным рискам рейтингуемых компаний, возможно установить по прошествии времени, с использованием статистики дефолтов достаточного объема, при условии стабильности методологии рейтингования.

Для того чтобы привязать рейтинги к объективной реальности и абсолютному уровню риска, необходимо опираться на количественные показатели кредитного риска, среди которых наиболее важным считается вероятность дефолта, в частности в регулировании начиная с «Базель II».

Европейский регулятор не стал полностью исключать рейтинги кредитных агентств из пруденциального регулирования. Но принципиально важно, что определение достаточности капитала стандартизованного подхода Базельского соглашения производится при помощи стандартной шкалы кредитного качества (Credit Quality Steps, CQS), категории которой определяются заданными диапазонами вероятностей дефолта. Регулятор соотносит эмпирические частоты дефолтов в рейтинговых категориях агентства с границами диапазонов стандартной шкалы, тем самым определяет соответствие (мэппинг) шкалы агентства и стандартной (регуляторной) шкалы. Подход европейского регулятора определенно является шагом вперед в развитии регуляторной практики, поскольку использует шкалу, основанную именно на объективном (абсолютном) показателе кредитного качества рейтингуемого объекта.

Способ использования госорганами рейтингов КРА в регуляторных правилах не только противоречит признаваемым Россией международным принципам, но и является некорректным с экономической точки зрения, поскольку установленные правила ориентированы не на абсолютные показатели риска. Вместе с тем в действиях регулятора за последние годы прослеживались признаки следования современному вектору развития рейтинговой индустрии. В частности, об этом свидетельствует опубликованный Банком России в ноябре 2016 г. консультативный документ «Создание системы сопоставления рейтинговых шкал кредитных рейтинговых агентств (мэппинг)». Один из предложенных в документе подходов к мэппингу опирается на идеологию европейского регулятора – отображает рейтинги КРА в стандартную шкалу диапазонов вероятностей дефолта, адаптируя методику для учета особенностей российского рейтингового рынка. Это показывает, что в арсенале регулятора есть инструментарий, который, в принципе, можно было бы использовать для оценки объективного (абсолютного) уровня риска компаний при установлении нормативных требований к уровню кредитного риска.

Авторы – директор и сотрудник лаборатории по финансовой инженерии и риск-менеджменту НИУ ВШЭ

Читать ещё
Preloader more