Мнения
Бесплатный
Сергей Сумленный
Статья опубликована в № 4415 от 26.09.2017 под заголовком: Выборы в Германии: Коалиция против радикалов

В Германии будет очень интересное правительство

Политолог Сергей Сумленный о том, что показали выборы в бундестаг

Неонацистская АдГ стала третьей партией в немецком бундестаге. Однако по-настоящему серьезных проблем для политической системы ФРГ это не создаст.

«Предстоящие выборы станут либо поражением демократии либо поражением социологов» – такую остроту повторяли в Берлине незадолго до выборов. Настроение ожидания конца света лучше всего выражалось фразой лидера социал-демократов Зигмара Габриэля: «Впервые с 1945 г. в парламент пройдут нацисты». Однако реальность оказалась куда более интересной – и спокойной. Праворадикальная «Альтернатива для Германии» (АдГ) действительно попала в парламент и действительно сразу на третье место. Однако ни ее почти 13% голосов, ни почти сотня мандатов не станут концом света. Уже вечером после выборов стало понятно: социологи не ошиблись в прогнозах, а вот политкомментаторы недооценили устойчивость немецкой парламентской системы.

Это может звучать парадоксально, но АдГ проиграла на этих выборах. Да, партия набрала рекордные 12,6% голосов. Да, она стала третьей по значимости партией в парламенте и достроила свою пирамиду представительств – после вхождения в городские советы и земельные парламенты она теперь уверенно представлена в бундестаге. Однако в перспективе это не означает ничего, кроме неплохих депутатских окладов для 94 делегатов от АдГ. Партия в парламенте будет изолирована со всех сторон – об этом прежде всего позаботилось само руководство АдГ, сделавшее еще до выборов все возможные радикальные заявления, а сразу после выборов заявившее, что «открывает охоту» на правительство вообще и Ангелу Меркель в частности. С менее чем 13% голосов АдГ не сможет ни заблокировать хоть один законопроект, ни получить уверенное представительство в комиссиях парламента. Мобилизованный ею протестный электорат (в первую очередь – мужчины из Восточной Германии, среди этой социальной группы за АдГ голосовал каждый третий), очевидно, ждет разочарование. Да и в самой партии, кажется, назревает раскол – оттертые от руля евроскептики и не такие радикальные ксенофобы, по слухам, готовы выйти из фракции и отомстить праворадикальному руководству партии.

Вторая проигравшая сторона на выборах – лидеры немецких социал-демократов. Позиции СДПГ были полностью разъединены участием в «большой коалиции» – союзе с ХДС – дважды с 2005 г. Находясь в одном правительстве с консерваторами, социал-демократы лишились возможности критиковать Меркель. Да та и сама уверенно сместилась влево, перехватив многие из классических тем СДПГ: занятость, социальную справедливость, мультикультурализм. В итоге социал-демократы показали самый плохой результат за всю послевоенную историю – 20,3%. Это не только меньше триумфальных 45,8%, с которыми Вилли Брандт выиграл в 1972 г. у консервативного соперника Райнера Барцеля, это даже несравнимо с 35,1% – результатом, с которым Герхард Шредер проиграл Ангеле Меркель в 2005 г. С такой исчезающей поддержкой можно только признавать свое поражение, что и сделал Мартин Шульц, мгновенно заявивший о переходе СДПГ в оппозицию – социал-демократы смогут стать ее сильным демократическим ядром. Собственно, это отличные новости и для Германии – сильная демократическая парламентская оппозиция – это всегда хорошо, и здорово, что СДПГ не отдает в руки АдГ шанс стать самой крупной оппозиционной партией.

С этого момента становится куда интереснее говорить не о проигравших, а о выигравших в парламентской гонке – например, о такой важной для Германии социал-демократической идее, которая, возможно, получила благодаря поражению элиты СДПГ шанс на возрождение. Однако главным победителем немецких выборов является демократический центр. Центристские тенденции усилились внутри блока ХДС/ХСС после того, как тяготеющая вправо баварская ХСС получила значительно меньше 40% голосов. Фактически это означает превращение консервативного блока в открытую центристскую силу (и не зря на самом большом плакате в штаб-квартире ХДС в день выборов был написан лозунг «Сила в центре»). Более чем удвоила свой результат по сравнению с прошлыми выборами либеральная Свободная демократическая партия – снова войдя в парламент после провальных выборов 2013 г. Наконец, леволиберальная партия «Зеленые» также получила значительно больше голосов, чем ожидалось. Впервые за историю ФРГ эти две малые партии могут одновременно войти в тройственную коалицию с консерваторами и сформировать коалицию демократического центра.

Именно эта коалиция консерваторов, либералов и «Зеленых» – она же коалиция «Ямайка», названная так по совпадающим с флагом Ямайки цветам формирующих ее партий: черному, желтому и зеленому – единственная имеет серьезные шансы на создание нового демократического правительства. Такое сочетание необычно для немецкого политического ландшафта. Слишком разные повестки дня у «Зеленых», за которыми закрепилась репутация не самой дружелюбной к крупному бизнесу партии, и СвДП – партии laissez-fair, низких налогов и всяческого содействия капиталу. Не меньше различаются и позиции «Зеленых» и баварских суперконсерваторов из ХСС – они расходятся и по вопросам транспортной политики, и по вопросам миграции, и по вопросам энергетики, и по многим другим. Однако все равно шансы, что «Ямайка» не состоится, очень низки. Во-первых, после провала СДПГ и ее ухода в оппозицию это единственно возможная коалиция без новых выборов, а новые выборы не нужны никому, и в первую очередь Ангеле Меркель. Во-вторых, и для «Зеленых», и для СвДП вхождение в правительство – это первый шанс за много лет начать проводить свою повестку на федеральном уровне и показать избирателям, что их голоса не пропали. В-третьих, позиции партии ХСС, которая могла бы критиковать вхождение в правительство «Зеленых», ослаблены результатами выборов – баварская партия пыталась копировать правую повестку АдГ и потеряла значительное количество голосов. Наконец, резкий рост числа голосов, отданных за «Зеленых» и либералов, в немецкой политической традиции трактуется как запрос избирателя на участие этих партий в правительстве, а значит, морально оправдан.

И тут самое время говорить про триумф образованного космополитичного и прогрессивного городского класса. Нынешние выборы были мобилизующими. Праворадикальная АдГ успешно привлекла ранее апатичный неголосующий электорат – 35% ее голосов на нынешних выборах принесли ей те, кто не ходил на прошлые выборы. Особенно успешно мобилизация шла среди относительно бедного и местами маргинализирующегося мужского населения Восточной Германии – более четверти голосов этой социальной группы были отданы радикалам из АдГ. В некоторых избирательных округах бывшей ГДР АдГ получила более 30% голосов, став самой популярной политической силой. Однако мобилизация шла и с другой стороны – сторонники открытой, либеральной Европы и Германии призывали друг друга прийти на выборы, чтобы усилить демократические партии. Фактически речь на этих выборах шла не о том, останется Ангела Меркель канцлером или ее место займет Мартин Шульц. Речь шла о том, сформируется ли в парламенте устойчивая демократическая коалиция, способная проводить настоящую европейскую политику.

Очевидно, что после шока, вызванного британским референдумом по брекзиту, европейские избиратели совершенно иначе рассматривают и вероятность победы радикальных антилиберальных партий, и последствия таких побед. Французские президентские выборы, на которых убедительно победил Эмманюэль Макрон, а теперь и победа либерального центра на выборах в Германии, – это ответ Европы на подъем радикалов. Если «Зеленые» и либералы в Германии смогут договориться о вхождении в правительство Меркель (а судя уже по первым теледебатам лидеров партий вечером после выборов, смогут), Германию ждет очень интересное правительство – сочетающее в себе осторожный консерватизм Меркель, экономическую динамику либералов и моральный внешнеполитический компас, а также экологический технологизм «Зеленых». Это правительство сможет давать более динамичные ответы как на экономические, так и на политические вызовы. Это правительство сможет завершить зеленую трансформацию немецкой экономики. Это правительство вряд ли даже начнет рассматривать вопрос изменения санкционного режима без каких-то серьезных изменений российской политики по отношению к Украине. Это правительство не будет следовать внешнеполитическим рецептам 1970-х гг., эпохи золотого века социал-демократов. И это правительство поставит своей целью выбить почву из-под ног у радикалов – как заявила сама Ангела Меркель в своем первом обращении к партии после выборов, она видит своей целью на ближайшие четыре года переубедить сторонников АдГ как риторикой, так и фактами развития страны. Вряд ли какая-то задача сегодня может быть более амбициозной и более важной для Германии и для Европы.

Автор – немецкий политолог