Андрей Турчак и презумпция невиновности

«Единая Россия» получит уникального генсека
Максим Стулов / Ведомости

Назначение Андрея Турчака секретарем генсовета «Единой России» (пока он лишь врио, но декабрьский съезд партии наверняка утвердит его в должности) для единороссов во многом уникально. Прежде всего с точки зрения аппаратной логики, которая немаловажна при выборе человека, отвечающего за оперативное управление партией власти.

Два предшественника Турчака на этом посту – Вячеслав Володин (2005–2010) и Сергей Неверов (2010–2017) были для партии стопроцентно своими и постепенно поднимались к партийным вершинам. Варягом можно считать разве что Валерия Богомолова (2003–2005), который до этого работал у председателя Совета Федерации Сергея Миронова. Но на начальном этапе существования партии ее лидерам требовались особо доверительные отношения с Кремлем, а Богомолову молва приписывала близкое знакомство с Владимиром Путиным в период работы последнего в Германии.

Турчак тоже начинал политическую карьеру в «Единой России», где руководил молодежным направлением. Но после назначения в 2009 г. губернатором его продвижение по партийной лестнице фактически остановилось, если не считать во многом ритуального членства в генсовете, да и то закончилось в 2012 г.

Чем же Турчак оказался столь материи-истории ценен, что его вдруг призвали в генсеки накануне президентских выборов – 2018?

Во-первых, он «сын человека Путина»: его отец Анатолий Турчак знаком с президентом с 1990-х гг. не только по совместной работе в Петербурге, но и, как говорят, «по дзюдоистской линии». Во-вторых, Турчак-младший, несмотря на работу под началом Володина в качестве партфункционера и губернатора, не входит в володинскую команду, а стало быть, кремлевский сменщик Володина Сергей Кириенко отвоевал-таки у предшественника хотя бы операционный контроль над партией власти. Ну и в-третьих, новый секретарь не слишком близок и к самому Кириенко, что позволяет соблюсти баланс в рамках системы сдержек и противовесов.

Минус же у этого назначения всего один – дело Кашина. Но им, разумеется, можно пренебречь. Просто Турчаку придется еще несколько раз повторить, что слухи о его причастности к избиению журналиста являются провокацией. А лидер партии Дмитрий Медведев, который лично обещал Олегу Кашину найти заказчиков, а потом назначил генсеком того, кого сам Кашин считает главным подозреваемым, при случае снова напомнит о презумпции невиновности. Подумаешь, делов-то.