Мнения
Бесплатный
Владимир Рувинский
Статья опубликована в № 4434 от 23.10.2017 под заголовком: От редакции: Цифровая монополия

Чем опасна цифровая экономика

Технологии, обещавшие демократизацию бизнеса, формируют новый монополизм

Пока чиновники в России обсуждают дивный новый мир цифровой экономики и блага, которые она несет, на повестке западных интеллектуалов стоит вопрос о ее рисках: технологии, обещавшие демократизацию бизнеса, формируют новый монополизм.

«Есть горькая ирония в том, что, создав беспрецедентные возможности для глобальной экономики, цифровизация – и порожденные ею тренды – теперь только усугубляет и без того опасный уровень неравенства доходов, подрывает экономики стран и даже приводит к социальной нестабильности», – пишут Марко Янсити и Карим Лакхани из Гарвардской школы бизнеса в статье «Экономика платформ» (выйдет в ноябрьском номере «Harvard Business Review Россия»). Фирмы-хабы вроде Alibaba, Alphabet/Google, Amazon, Apple, Baidu, Facebook, Microsoft присваивают себе все большую долю создаваемой ценности в цепочке стоимости товара. Они не только подминают под себя отдельные рынки, но и монополизируют доступ поставщиков к потребителям. Сделать с этим уже ничего нельзя – экономика платформ с нами надолго, резюмируют исследователи. Но хабы обязаны – с экономической и этической точки зрения – сохранить жизнеспособность бизнеса не только своих партнеров, но и обслуживаемых ими отраслей, считают Янсити и Лакхани.

В России ситуация хуже, чем на Западе: вопросы этики в принципе неактуальны. Цифровая экономика там частная и конкурентная. У нас оседлать процесс хочет государство: российская программа развития цифровой экономики – продукт бюрократического компромисса в борьбе за доступ к госфинансированию. Какая этика, когда главный вопрос – с какой повесткой Владимир Путин пойдет на четвертый срок? Вот и министр связи Николай Никифоров заявляет, что Путин – «главный драйвер цифровой экономики». Как будто у нас нет частных фирм, которые, как это и происходит в мире, в конкуренции развивают цифровые технологии. Госкомпании же стерилизуют цифровую экономику. Государство, входя на рынок цифровых технологий, искажает стимулы и оттягивает ресурсы, отмечает Михаил Брауде-Золотарев из РАНХиГС, в итоге конкуренция снижается, а продукты и технологии развиваются медленнее, чем могли бы, формируется симбиоз экономической «монополии» и госинтересов с госзащитой – а государственного конкурента «Яндекса» создать так и не получилось. Появился ЕГАИС – к нему обременения в виде конкретных продуктов от конкретных поставщиков, то же с «Платоном» и проч., а в итоге мы имеем дополнительный налог и перераспределение рынка в пользу крупных игроков. Это гораздо опаснее, чем Google или Facebook, которым придется что-то делать со своим частным монополизмом: у нас он рискует быть государственным.

Выбор редактора
avatar-ds
15:32 23.10.2017
Ок, но "приручение к тому, чтобы они бесплатно делились" это не совсем то же, о чём Вы написали. Кроме того, для лечения особо опасных инфекционных заболеваний лекарственные средства - не панацея. Проблема уже в том, как Вы формулируете её: лекарства не "помогут" справиться с проблемой, а "могут помочь" с ней справиться с некоторой весьма приблизительной вероятностью и только совместно с другими мероприятиями - а могут и не помочь, если исследования провалятся или если для успешного применения этих лекарств не будет дополнительных средств и дисциплины. Самих по себе лекарств обычно недостаточно, нужна общая культура гигиены и лечения и конкретные, обычно очень масштабные и строгие организованные дорогостоящие шаги в области общественной охраны здоровья, важность которых может быть более высока, чем доступность и даже наличие лекарств как таковых. Проблемы туберкулёза и малярии это наглядно демонстрируют: туберкулёз несмотря на доступность лекарств (по крайней мере, для лечения обычной нерезистентной формы), высокую международную координацию и очевидные негативные экономические последствия болезни смогли извести только в развитых странах из-за глубоких локальных проблем в организации здравоохранении в остальных (включая, между прочим, страны, где здравоохранение в большой степени спонсируется из общего бюджета); малярию же научились весьма успешно предотвращать профилактикой - заболеваемость сократилась на десятки процентов вопреки сохраняющемуся отсутствию вакцины. При этом поиски вакцины от малярии без особого успеха ведутся уже десятки лет - и сколько еще придется влить средств в эти исследования, которые, может быть, никогда не дадут заметного результата? Такие инвестиции большой риск, пытаться каждого налогоплательщика на планете убедить в том, что ему надо проспонсировать из своего кошелька такие разработки, эффект которых неочевиден, а потенциальные адресаты лечения или вакцинации находятся, возможно, в далеких и/или враждебных странах - довольно сложно, что неудивительно. С точки зрения практических результатов это вряд ли универсально более правильное решение, чем оставить возможность терять излишки средств в потенциально бесперспективных инвестициях относительно богатым инвесторам (чего, конечно, они не станут делать, если их будут "приручать бесплатно делиться").
00
Комментировать
Читать ещё
Preloader more