Мнения
Бесплатный
Андрей Незнамов
Статья опубликована в № 4435 от 24.10.2017 под заголовком: Будущее технологий: Чемодан Джека Ма

Чемоданы Джека Ма

Юрист Андрей Незнамов о китайских и российских планах по развитию искусственного интеллекта

Есть слова, которые напоминают чемоданы: у каждого путешественника в чемодане лежит что-то свое, уникальное. Выражение «слово-чемодан» любил использовать Марвин Мински, один из основоположников теории искусственного интеллекта (ИИ), и именно словосочетание «искусственный интеллект» можно назвать одним из самых ярких примеров словесных чемоданов. Каждый «складывает» в него что-то свое.

Например, финансист прежде всего представит себе технологии высокочастотного трейдинга и автоматической обработки кредитных заявок. Врач – систему компьютерной диагностики снимков. Юрист – робота, консультирующего клиентов и выполняющего умный поиск по документам. Для геймера ИИ – это, конечно, компьютерный соперник. Ну а для многих людей ИИ до сих пор олицетворяет система «Скайнет» из фильма «Терминатор».

По такому же принципу чемоданов ведется разговор об ИИ на профессиональном уровне. Когда эксперты начинают спорить об опасностях ИИ, каждый представляет что-то свое. Когда политики разных стран говорят о развитии ИИ, они, вероятно, не всегда планируют развивать одно и то же.

В октябре об ИИ в России говорили очень много – спасибо форуму «Открытые инновации». В рамках форума проходила конференция SkolkovoAI, в разных секциях обсуждали отраслевые аспекты применения ИИ, а вишенкой на торте стало пленарное заседание, собравшее самых разных людей, – от премьера Дмитрия Медведева и главы Сбербанка Германа Грефа до основателя Alibaba Джека Ма и ученого Митио Каку. Выступающие часто упоминали ИИ. Но говорили ли они об одном и том же?

Например, одной из разошедшихся цитат Медведева стала реплика об ИИ, который обнулит наши мозги. Греф подробно описывал применение ИИ в банковском секторе #прямосейчас – что транзакции даже сегодня уже физически невозможно обработать без ИИ и что у Сбербанка не осталось практически ни одной отрасли, где бы не применялся ИИ. А в ближайшие несколько лет машины займут многие рабочие места в банке.

Очевидно, что премьер-министр и руководитель Сбербанка говорили о разных вещах. В экспертном сообществе они обозначаются как «сильный» и «слабый» ИИ. Сильный ИИ используется для обозначения универсального суперинтеллекта, не только близкого по всем мыслительным способностям к человеку, но и превосходящего их. Слабый же ИИ носит прикладной характер и описывает узкое отраслевое применение технологии.

В коротком выступлении Ма запомнилась, например, реплика, что через 30 лет 80% бизнеса будет в интернете; высказывание о нашем будущем (которое о’кей) и будущем наших детей (которое совсем не о’кей): в перспективе производство будет обеспечено машинами под управлением ИИ, а нам в этой сфере на рабочие места рассчитывать не стоит. Но есть тема, которую китайский предприниматель предпочел обойти стороной. Выступавший перед ним Греф (а до него и другие ораторы) говорил, что на каждом шагу сталкивается с проблемой регулирования и что в современном мире невозможно развиваться без тесного сотрудничества с государством. План Китая по развитию ИИ, принятый в июле 2017 г., был выработан как раз в тесном сотрудничестве государства и бизнеса – но Ма об этом говорить не стал.

«План развития технологий ИИ нового поколения» – большой и подробный документ – описывает амбициознейшие задачи по превращению Китая к 2030 г. в безусловного мирового лидера в применении технологий ИИ, на которых будет построена экономика Китая: речь идет о развитии как прикладного, так и сильного ИИ.

В плане выделено три ключевые точки: 2020, 2025 и 2030 гг. Уже к 2020 г. китайские разработки в сфере ИИ должны стать полностью конкурентоспособными в международной среде, в стране должна быть создана базовая производственная инфраструктура, объем рынка должен достичь 150 млрд юаней ($22 млрд), а смежных рынков – 1 трлн юаней ($150 млрд). В некоторые отраслях применения ИИ должны быть приняты законы и этические нормы. К 2030 г. план представляет Китай как крупнейший инновационный центр, крупнейшая умная экономика и крупнейшая площадка для подготовки кадров. К этому времени объем рынка должен составить 1 трлн юаней ($150 млрд), а смежных рынков – 10 трлн юаней ($1,5 трлн). Достижению этих амбициознейших целей должны помочь, помимо прочего, создание отдельного ведомства по вопросам ИИ в структуре министерства науки и разработка системы мониторинга безопасности ИИ.

Считается, что драйверами создания этого плана были прежде всего BAT-гиганты (неофициальное название китайской большой тройки: Baidu, Alibaba и Tencent), т. е. в том числе и Ма, который не так давно анонсировал намерение вложить в течение трех лет $15 млрд в разработки новых технологий, включая ИИ.

А что же в России? Наш план озвучил все тот же Джек Ма: думайте о своих проблемах, сказал он. В 2017 г. технологии ИИ отметились в двух знаковых документах: президентском указе «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017–2030 гг.» (где ИИ упоминается как одно из основных направлений развития российских информационных и коммуникационных технологий) и в программе «Цифровая экономика» (где ИИ указан как одна из основных сквозных цифровых технологий, для которой к середине 2019 г. предполагается сформулировать основы регулирования ИИ, а к середине 2020 г. – принять новые стандарты безопасности). Основным результатом программы правительство видит создание к 2030 г. в партнерстве с бизнесом «не менее 10 национальных компаний-лидеров – высокотехнологичных предприятий, развивающих сквозные технологии и управляющих цифровыми платформами, которые работают на глобальном рынке и формируют вокруг себя систему стартапов, исследовательских коллективов и отраслевых предприятий, обеспечивающую развитие цифровой экономики».

Пока контраст получается довольно разительный: наш регуляторный чемодан ИИ по сравнению с китайским выглядит пустоватым. Пока он скорее просто есть, нежели наполнен реальным содержанием.

Однако, как сказал в том же выступлении Ма, у вас может не быть нужного решения для завтрашнего дня, но оно будет у кого-нибудь другого. Поэтому, рассуждая о проблемах России в развитии и регулировании новых технологий, важно не допустить, чтобы решения будущих проблем в этой сфере пришли к нам из другой страны вместе с самими технологиями. И не менее важно видеть в ИИ и сильную, и слабую части; каждая из них может стать основой экономики не только для КНР. И конечно, вопрос государственной политики в отношении ИИ не должен замирать до следующей сессии «Открытых инноваций».

Автор – руководитель Центра исследования проблем регулирования робототехники и ИИ, старший юрист Dentons

Читать ещё
Preloader more