Когда нефть не помогает

Российская экономика возвращается к нефтяной модели
По итогам трех кварталов 2017 г. в экономике сохраняются все те неблагоприятные структурные тенденции, которые сформировались в 2000-е на фоне «нефтяного Эльдорадо», резюмируют аналитики Центра развития

Длительная рецессия не привела к перезагрузке экономической модели: на фоне роста ВВП Россия возвращается к модели нефтяной ренты – с тем отличием, что теперь она не распределяется каскадно по всей экономике, а оседает в бюджете и у добывающих компаний.

Последний год цена на нефть растет, достигнув в октябре $60 за 1 барр. Brent (год назад – около $50 за 1 барр.). Уже четвертый квартал подряд растет и российский ВВП, накопив к концу III квартала 2017 г. 1,8%. Но основной вклад в ВВП, как и прежде, вносят добывающие секторы, а обрабатывающие продолжают сокращаться, констатируют аналитики Центра развития ВШЭ в свежем выпуске «Комментариев о государстве и бизнесе». За 2002–2016 гг. доля добывающей промышленности и нефтепереработки в ВВП в текущих ценах выросла на 2,6 п. п. ВВП, а доля обрабатывающей (с нефтепереработкой) – снизилась на 2,8 п. п., в 2017 г. эта тенденция продолжилась. Это прямое следствие роста цен на нефть, отмечает директор Центра развития ВШЭ Наталья Акиндинова. Средняя цена Urals в сентябре составила $55 за 1 барр., что на 24% больше, чем годом ранее; если завтра она упадет, то и доля нефтегазового сектора в экономике уменьшится.

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью