Статья опубликована в № 4465 от 06.12.2017 под заголовком: Бедные, но хотя бы не нищие

Очень бедные учителя стали просто бедными

На выходе из кризиса зарплаты бюджетников выросли – но совсем немного
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

На выходе российской экономики из кризиса медики и учителя стали чуть «более лучше одеваться»: по-настоящему бедных, т. е. живущих на зарплату в размере прожиточного минимума (ПМ, сейчас это 11 163 руб. для работающего населения), стало меньше, чем в разгар кризиса, но их доля остается существенной. Рост заработной платы в последние годы, в том числе в бюджетной сфере, не привел к существенному снижению доли работающих бедных из-за инфляции и ограниченных ресурсов региональных бюджетов.

Эксперты РАНХиГС и Института Гайдара в ежемесячном мониторинге экономической ситуации рассчитали динамику численности работников с низкими (в размере одного, двух и трех ПМ) зарплатами и их долю по отдельным секторам. По сравнению с кризисным 2015 годом доля крайне бедных работников с зарплатой ниже ПМ в целом по стране сократилась, по данным за девять месяцев 2017 г., с 12,4 до 9,2%, а имеющих зарплату ниже трех ПМ – с 64,6 до 59,5%. Но если сравнивать соотношение зарплат с докризисным 2013 годом, положение почти не изменилось: 9,6 и 56% соответственно.

Ситуация существенно отличается в разных секторах экономики: так, за эти четыре года сократилась доля крайне бедных среди работников сельского хозяйства, здравоохранения и обрабатывающих производств и выросла среди занятых в образовании, гостиничной сфере, общественном питании и строительстве. В целом доля занятых в здравоохранении, образовании и науке с заработками ниже трех ПМ незначительно увеличилась.

Больше других за 2013–2017 гг. (в 2017 г. – данные за девять месяцев) выросли, по данным Росстата, зарплаты работников сельского хозяйства (на 45,2% – с 15 724 до 22 824 руб.) и обрабатывающей промышленности (на 40,6% – с 27 095 до 38 023 руб.), что выше среднего по стране (28,9%) и сопоставимо с потребительской инфляцией за 2013–2017 гг. (42,6%). За это же время зарплаты в строительстве выросли на 23%, а в гостинично-ресторанном секторе – на 26%.

Зарплаты бюджетников тоже росли неравномерно: так, средняя зарплата медиков выросла на 26,3% (с 24 439 до 30 877 руб.), педагогов – на 23,4% (с 23 458 до 28 968 руб.), научных сотрудников – на 33,5% (с 48 055 до 64 175 руб.).

Такие показатели – следствие целого комплекса причин, поясняет директор Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ Владимир Гимпельсон. Увеличение гособоронзаказа позволило существенно увеличить выпуск машиностроительной и другой продукции и повысить зарплату работников отрасли. В сельском хозяйстве сработали вложенные ранее инвестиции, хорошие урожаи последних лет и отчасти импортозамещение. Кроме того, рост производства сочетался с сокращением занятости и оттоком малоквалифицированной рабочей силы в серый сектор (а также выходом работников на пенсию), где зарплаты ниже средних и не всегда учитываются статистикой, отмечает Гимпельсон.

Средняя зарплата медиков в 2013 г. превышала прожиточный минимум в 3,1 раза, педагогов – в 3 раза, в 2017 г. – в 2,9 и 2,65 раза соответственно. Зарплата работников здравоохранения в 2013 г. составляла 82,1% от средней по стране, в 2017 г. – 80,4%, образования – 79 и 75,4%. Получается, что майские президентские указы, требовавшие сблизить зарплаты учителей, врачей и других бюджетников со средними по региону, выполнены лишь отчасти. На днях министр труда Максим Топилин напомнил регионам о необходимости их выполнения. Но реализация щедрых обещаний первого лица возложена на хронически дефицитные в подавляющем большинстве бюджеты территорий. Местные чиновники вынуждены хитрить, чтобы не быть наказанными: действие майских указов распространяется на врачей, учителей и других специалистов, но не на технический и обслуживающий персонал, зарплаты которого остаются прежними, говорит Гимпельсон. Нищих бюджетников стало меньше, они стали просто бедными.

Читать ещё
Preloader more