Статья опубликована в № 4465 от 06.12.2017 под заголовком: Как работает машина Мюллера

Кто сильнее всего угрожает президентству Трампа

Шансы на импичмент невелики, но они есть
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Работа специального прокурора Роберта Мюллера, расследующего дело о влиянии России на выборы в США, приносит первые результаты. Как следует из обнародованных показаний людей, близких к президенту Дональду Трампу, у спецпрокурора постепенно собирается база свидетельств (хотя пока и косвенных) если не «сговора» с Москвой или «госизмены», то препятствования президента правосудию – такое обвинение, в частности, фигурировало в списке преступлений, вменявшихся в вину Ричарду Никсону и Биллу Клинтону. В ст. 2 п. 4 конституции США, описывающей условия запуска процедуры импичмента президента, препятствование правосудию напрямую не упомянуто (в отличие от госизмены и взяточничества), но подразумевается в числе «других серьезных преступлений».

Из четырех фигурантов расследования Мюллера, документы по которым были обнародованы в начале декабря и в конце октября, наибольшую потенциальную угрозу президентству Трампа представляют Майкл Флинн и Джордж Пападопулос – внешнеполитические советники избирательного штаба.

Чем опасен Флинн? Как следует из опубликованного заявления о признании вины, Флинн подтвердил, что солгал при даче показаний сотрудникам ФБР 24 января 2017 г., заявив, что в декабре 2016 г. не просил тогдашнего посла России в США Сергея Кисляка не обострять ситуацию после введения очередных санкций в отношении России администрацией Барака Обамы. Известно, что на контакт с Кисляком он пошел по поручению Джареда Кушнера, зятя и советника Трампа. На сделку с правосудием Флинн пошел, согласившись на сотрудничество со следствием, которое «включает в себя, но не ограничено полным ответом на вопросы, прохождением полиграфа, участием в операциях под прикрытием и т. п.».

Чем опасен Пападопулос? В его заявлении о признании вины указано, что он был арестован ФБР в июле 2017 г. за ложные показания агентам о своих контактах с гражданами России, в том числе с сотрудниками МИД России. Среди тем, которые он обсуждал с ними, были предоставление штабу Трампа компромата на Хиллари Клинтон и возможная встреча Трампа или сотрудников его штаба с российскими чиновниками – вплоть до Владимира Путина. Свои действия Пападопулос не раз согласовывал с различными работниками избирательного штаба Трампа.

Строго юридически признание Флинном и Пападопулосом вины и их сделка с правосудием означают, что судить их не будут, а значит, обвинения, вероятно, будут предъявлены тем, на кого они дали показания взамен облегчения собственной участи, – людям, кто стоит еще ближе к Трампу. Но следствию важно установить, что именно знал об этом сам Трамп: если его личное участие не будет подтверждено и доказано, риски импичмента заметно снижаются. В середине 1980-х гг. разгорелся так называемый «Ирангейт», он же «Иран-контра»: сотрудники администрации Рональда Рейгана, как показало расследование, втайне от конгресса и в обход эмбарго продавали оружие Ирану, за что были осуждены. Факт участия Рейгана в принятии решений следователям доказать не удалось, хотя в прессе активно обсуждались перспективы импичмента.

Менее опасен для дела экс-глава избирательного штаба Пол Манафорт и его бизнес-партнер Ричард Гейтс, которым предъявлено обвинение в отмывании денег, полученных на Украине, уходе от налогов и нарушении требований закона FARA о регистрации иностранных агентов. В обвинении имя Трампа не упоминается вовсе – но Манафорт, как глава избирательного штаба, должен многое знать о том, с кем, помимо Кушнера, могли согласовывать свои контакты с Москвой Флинн и Пападопулос и какие инструкции они получали.

Почему одни члены команды Трампа идут на сделку со следствием, а другие решают испытать судьбу в суде? Возможно, те, кто пошел на сотрудничество со следствием, не надеются на президентское помилование. Формально право президента ничем не ограничено, но политически оно для Трампа проблематично: помилование может быть истрактовано как попытка президента выгородить своих «подельников».

Реакция Трампа на расследование выглядит неоднозначной. С одной стороны, Трамп в своем личном аккаунте в твиттере имел неосторожность написать: «Я был вынужден уволить генерала Флинна, потому что он солгал вице-президенту [Майку Пенсу] и ФБР». С другой – Трамп просил тогдашнего директора ФБР Джеймса Коми сделать поблажку Флинну. Вопрос мотива увольнения Коми «критичен» для вопроса о препятствовании Трампа правосудию, заявлял Newsweek помощник спецпрокурора по Уотергейту Ник Акерман: получается, что Трамп знал о преступлении Флинна, просил следствие о послаблении, а получив отказ, уволил директора ФБР. Пытаясь вывести босса из-под удара, Белый дом заявил, что твит о Флинне был написан личным юристом Трампа Джоном Доудом, но Трамп не раз заявлял, что в отличие от многих других политиков, передавших свои аккаунты пресс-секретарям, лично пишет в твиттер.

Кто следующий? Американская пресса предполагает, что очередь за Кушнером. Если это произойдет, то у Трампа могут сдать нервы – и он может попытаться уволить спецпрокурора Мюллера. Технически это непросто. Генпрокурор Джефф Сешнс уже взял самоотвод по делу о «российском вмешательстве», следующий в очереди – его заместитель Род Розенcтайн, который, собственно, и назначил Мюллера спецпрокурором после увольнения Коми – и дал ему полномочия расследовать не только связи с Россией, но также и «любые вопросы, возникшие или могущие возникнуть в ходе следствия». Однако Розенстайн неоднократно заявлял, что не выполнит такой приказ Трампа. В подобной ситуации в разгар Уотергейта Никсон устроил «ночную субботнюю резню», отдав приказ генпрокурору Эллиоту Ричардсону, а затем его заместителю Уильяму Рукельшаусу уволить спецпрокурора Арчибальда Кокса. Они отказались выполнять распоряжение босса и ушли в отставку. Уволить Кокса согласился только третий по рангу чиновник минюста – Роберт Борк.

У Мюллера репутация беспристрастного следователя: будучи директором ФБР, он расследовал теракты 11 сентября 2001 г. и взрывы на Бостонском марафоне 13 апреля 2013 г. На посту руководителя расследования дела о российском вмешательстве он сменил Коми.

Однако одного только расследования для импичмента Трампа мало. Это политическая процедура: палата представителей конгресса выступает в роли прокурора, предъявляя обвинение, а сенат – в роли суда, рассматривая дело и вынося вердикт. Большинство в обеих палатах у республиканцев – чтобы начать процедуру, демократам нужно сначала получить большинство хотя бы в палате представителей на промежуточных выборах, которые пройдут в ноябре 2018 г. Трампу нужно работать на рост поддержки республиканцев, реализовывая свои предвыборные обещания – в частности, конгресс до конца года может принять обещанную Трампом налоговую реформу. Доноры республиканцев, ожидаемые бенефициары реформы, могут дополнительно раскошелиться на поддержку партии на очередных выборах, которая позволила им сэкономить миллиарды на налогах.

Цель демократов на выборах – получить дополнительно 24 места. Шансы есть: во-первых, по статистике, партия большинства обычно теряет голоса на промежуточных выборах; во-вторых, популярность Трампа сейчас крайне низка. По данным опроса Gallup, по состоянию на 1 декабря 2017 г. лишь 33% американцев одобряют деятельность Трампа на посту президента – самый низкий показатель среди других президентов в первый год руководства страной.

Читать ещё
Preloader more