Статья опубликована в № 4483 от 10.01.2018 под заголовком: Как российскому хайтеку выйти на глобальный рынок

Как российскому хайтеку выйти на глобальный рынок

Партнер McKinsey Яков Сергиенко о способах преодоления кризиса роста
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Практически все отрасли – от финансовой сферы до сырьевых корпораций – вступили в схватку за эффективность бизнеса и начали осваивать цифровые технологии. Российские компании не отстают от мировых трендов внедрения цифры, а в некоторых аспектах задают планку лидерства. Правительство утвердило государственную программу «Цифровая экономика». Казалось бы, в этой атмосфере создатели цифровых продуктов и услуг должны наращивать популярность взрывными темпами, но этого не происходит. Рынок, который еще несколько лет назад рос на 30–40% ежегодно, снизил темпы до 5–10%. Рейтинг топ-20 высокотехнологичных компаний России давно уже не пополняется амбициозными новичками. Что происходит?

Одна из причин – кризис роста. В российском секторе хайтека он получил свои уникальные черты. Компании, которые могли бы уже сегодня выйти на глобальные рынки, продолжают ощущать себя стартапами – это лишает их необходимой управленческой гибкости. То, что хорошо для старта бизнес-карьер, не подходит для развития в условиях глобальной конкуренции. Отечественные разработчики цифровых продуктов продолжают слишком фокусироваться на технологиях. Не улучшает ситуацию и традиционная для этого сектора рынка фетишизация качества продукта как первого и зачастую единственного фактора успеха.

Очевидны методы лечения. Выстраивание корпоративных структур с применением agile-технологий, четкое планирование, иерархия отношений и ответственности за результат, системы мотивации – только некоторые из способов, давно освоенных на традиционных производственных рынках, но по-прежнему недооцениваемых в цифровом сегменте.

Другая важная причина – ограниченный размер российского рынка для специализированных технологических компаний и сложность выхода на международные рынки.

Российские технологические компании способны создавать продукты высокого качества, которые конкурентны на международных рынках. Из наиболее заметных примеров – технологии распознавания лиц, где отечественные компании занимают первые места по качеству распознавания в мировых рейтингах, или стартапы в блокчейне (в этой сфере специалисты из России формируют одну из крупнейших групп). Идеальные кандидаты на экспорт – технологически емкие продукты в наиболее быстро растущих и долгоиграющих трендах, в том числе в computervision, искусственном интеллекте, cloud/egde computing, робототехнике, блокчейн-платформах и VR. Традиционная модель роста таких технологических стартапов – это Кремниевая долина, где компании сначала развиваются на местном рынке со значительным объемом спроса, а затем через несколько лет начинают выходить на рынки других стран.

Российский рынок пока объективно не способен предоставить хайтек-компаниям возможности, схожие с Кремниевой долиной. Стартапы из нашей страны быстро сталкиваются с необходимостью выходить на международный уровень, чтобы наращивать выручку, привлекать дополнительные инвестиции, чтобы развивать продукт и пробовать себя в международной конкуренции. Однако типовая история амбициозных российских компаний – побег в международные инкубаторы (500 Startups, YCombinator).

Институты развития ориентированы на состоявшиеся бизнесы, а не на стартапы или фирмы с несформированной управленческой структурой. Созданные системы поддержки экспорта и молодые хайтек-компании не пересекаются именно по этой причине. В результате самая перспективная отрасль стагнирует.

Отсутствие многосторонней поддержки для выхода на мировые рынки и практически нулевые венчурные инвестиции из-за рубежа не оставляют другого пути, кроме побега из страны или продажи бизнеса. Сегодня именно так выглядит пресловутая утечка мозгов – самый неэффективный из всех возможных видов экспорта.

Приоритетной моделью для России могло бы стать создание технологии внутри страны, разработка прототипа продукта и максимально быстрый выход на глобальные рынки. Причем чем раньше, тем лучше. Для реализации такой модели в первую очередь требуется система наставничества лидеров с глобальной историей успеха.

Безусловно, каждый выход на новый рынок требует от компании значительных ресурсов по изучению рынка, поиску партнеров и клиентов, доработке продукта. Из-за необходимости подбора местного персонала, участия в выставках, поиска клиентов крупнейшие мировые рынки, такие как США или Китай, по факту требуют для выхода и начала работы многомиллионных инвестиций.

Возможный выход из этой ситуации – не стремиться на крупнейшие рынки, а фокусироваться на рынках с менее высокими барьерами входа, но значимым потенциалом, проводя быструю экспансию от рынка к рынку. Например, в качестве потенциальных направлений могут выступать страны Юго-Восточной Азии (Вьетнам, Таиланд, Индонезия), Центральной и Восточной Европы. Такая модель возможна при условии, что технологическим компаниям будет оказана поддержка по ряду направлений на каждом рынке – поиску потенциальных клиентов и партнеров, созданию представительств. Удачный международный пример такой поддержки – International Enterprise (IE) в Сингапуре, которая помогает среднему и малому бизнесу выйти на международный уровень и которая обеспечила рост экспорта услуг более чем в 2 раза за последние 10 лет. Поддержка IE включает услуги по представлению компаний на новые рынки через бизнес-миссии и торговые ярмарки и субсидии финансовых расходов по выходу на новые рынки – профессиональные услуги, лицензирование, сертификацию.

Чтобы такая поддержка оказала быстрый и значимый эффект, необходимо, во-первых, адаптировать ее под специфику технологического экспорта, во-вторых, объединить разные формы поддержки в единую платформу, понятную для компаний. Например, необходимым условием для поддержки экспорта технологической компании должно быть наличие сформированного продукта и спроса на российском рынке, иначе компания рискует начать параллельную разработку продукта сразу на нескольких рынках и так и не прийти к устойчивой бизнес-модели.

Необходимые шаги для создания такой экспортной платформы – точное определение услуг поддержки, четкое понимание приоритетных технологических и продуктовых ниш, создание шорт-листа технологических компаний с высоким потенциалом за границей, определение целевых рынков и развертывание площадок поддержки за рубежом. Важную роль в качестве менторов такой платформы могли бы сыграть наши соотечественники, которые уже добились системных успехов в мире, – Леонид Богуславский, Дмитрий Волков, Юрий Мильнер, Дмитрий Гришин, Алексей Губарев. Их опыт важен для понимания потенциальных рисков для выхода технологической компании на новый рынок и, соответственно, необходимых направлений поддержки, а кроме того, для привлечения на одну площадку всех ключевых участников отрасли – технологических компаний, институтов поддержки, инвесторов. В результате это позволит не создавать «экспортные платформы» отдельно от сформировавшейся отрасли, а дополнить существующие механизмы финансирования и институты развития новыми услугами.

Решение проблем хайтек-индустрии в интересах всех без исключения сторон. Каждая остановившаяся в развитии и застоявшаяся на локальном рынке компания – утраченный шанс для отрасли, инвесторов и государства. Участие в международной хайтек-конкуренции позволит сформировать самостоятельную, защищенную и проактивную индустрию, которая способна обеспечить прорывное повышение производительности труда и переформатировать традиционную сырьевую экономику в ее современную ипостась. У нашей страны есть хорошие шансы сформировать одну из сильнейших в мире систем генерации, поддержки и продвижения хайтек-продуктов и услуг. Дело за точным импульсом для развития.

Яков Сергиенко - партнер McKinsey & Company

Читать ещё
Preloader more