Статья опубликована в № 4492 от 23.01.2018 под заголовком: Казначейский заслон

Когда в регион приходит казначейство

Перевод двух обремененных долгами регионов на казначейское сопровождение поможет упорядочить их расходы, но не решит проблемы низких доходов
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Первое в отечественной истории введение внешнего финансового управления в двух российских регионах отражает усилившееся расслоение бюджетной обеспеченности разных территорий и кризис качества управления в ряде субъектов.

Республика Хакасия и Костромская область из-за чрезмерных долгов, значительно превысивших их годовой доход, переведены на казначейское сопровождение, сообщил в понедельник ТАСС руководитель Федерального казначейства Роман Артюхин, – по словам чиновника, это первый подобный опыт. Теперь казначейство будет непосредственно контролировать расходы этих регионов, следить за их соответствием принятым ранее бюджетным обязательствам.

Костромская область и Хакасия, госдолг которых в октябре 2017 г. составил соответственно 169,6 и 145% их доходов, не единственные регионы с такой высокой долговой нагрузкой. Более того, их уровень долга даже не самый высокий. Рекордсмен – Мордовия, где госдолг в октябре прошлого года составил 199%, значительными долгами обременены Кабардино-Балкария и Карелия – 121 и 117,6%. Мордовию не стали трогать из-за предстоящих выборов и чемпионата мира по футболу, считает регионовед Наталья Зубаревич. По расчетам директора департамента госдолга и государственных финансовых активов Минфина Константина Вышковского, в конце ноября 2017 г. долги превышали годовой доход в семи регионах, еще в 16 субъектах долги составляли 85–100% доходов, в 31 колебались в пределах 50–85%.

Фактическое банкротство отдельных регионов вызвано комплексом факторов. Долги субъектов, по данным Минфина, в 2012–2015 гг. резко, с 1,2 трлн до 2,1 трлн руб., выросли из-за необходимости выполнять обязательства, порожденные майскими указами Путина 2012 г., когда не все регионы могли позволить себе обещанное Москвой повышение зарплат врачам и педагогам и вынуждены были брать кредиты, в том числе в коммерческих банках. С тех пор ситуация стала меняться: в частности, более дорогие банковские кредиты государство предложило замещать бюджетными, под более низкий процент. Однако с 2018 г. и от бюджетных кредитов регионам решено было отказаться, взамен им было предложено рефинансировать уже имеющиеся у них долги, чтобы снизить расходы на их обслуживание (если регионы смогут в ближайшие два года добиться роста собственных доходов на уровне не ниже инфляции, то семилетняя программа рефинансирования может быть увеличена для них до 12 лет). Дополнительные 55 млрд руб. на рефинансирование были выделены после того, как осенью 2017 г. сразу три дефицитных региона – Удмуртия, Карелия и Хакасия – попросили у Москвы помощи, в том числе и на обещанные Москвой зарплаты бюджетникам. Кроме того, для снижения долговой нагрузки Минфин старался выводить регионы с нормальным уровнем долгов и доходов на рынки облигаций, напоминает главный экономист РА «Эксперт» Антон Табах. Но при этом Москва забрала у регионов дополнительно 1% налога с прибыли, лишь пообещав, что эти средства вернутся нуждающимся территориям, напоминает Зубаревич. В итоге распределено между регионами было куда меньше, чем собрано в общий котел.

Однако общая долговая нагрузка регионов снижается. По данным Минфина, за последние два года долги регионов сократились на 8,7% – с 2,3 трлн до 2,1 трлн руб. Изменилась и их структура: в 2015 г. долги по коммерческим кредитам составляли 41%, по бюджетным – 31%, к декабрю 2017 г. долги по бюджетным кредитам составили 44,7%, по коммерческим – 28,3%. Однако эти изменения помогли далеко не всем, отмечает Табах. Та же Костромская область оказалась в плохой ситуации из-за очень высокой доли коммерческого долга (20 млрд руб. из 21,5 млрд) и высокой стоимости его обслуживания. Часть регионов не смогли реструктурировать свои долги на относительно выгодных условиях, а из-за низких доходов они не могли выйти на рынок облигаций.

Проблема не только в бедности или богатстве регионов, но и в качестве управления, говорит Зубаревич. Например, близкие по экономической и финансовой ситуации к Костромской Владимирская и Рязанская области не сделали таких долгов и находятся в удовлетворительном состоянии.

Внешнее управление и строгий контроль над расходами – это способ сбалансировать бюджет в нынешних условиях, повысить его эффективность полицейскими мерами, отмечает Зубаревич. Но они вряд ли помогут регионам увеличить доходы, чтобы быстрее расплатиться по долгам, а значит, остается риск сохранения и усугубления долговых проблем бедных регионов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more