Статья опубликована в № 4493 от 24.01.2018 под заголовком: Есть ли жизнь без допинга

Есть ли жизнь без допинга

То, что для России – дело «унижения страны», для МОК – вопрос репутации борца с допингом
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Бурную реакцию вызвал в России растущий список спортсменов, которые не получили от Международного олимпийского комитета (МОК) приглашения на Олимпиаду в Пхенчхане. Это лишний раз подтверждает принципиально разное понимание места и роли допинговой чистоты в спортивно-политической системе координат.

Для России отсутствие на Олимпиаде потенциальных медалистов, пусть по допинговым причинам, – символ продолжающегося геополитического унижения страны, в то время как для МОК это вопрос его, комитета, репутации борца за чистоту спорта. Но и репутация МОКа как объективного арбитра может пострадать, если спортсменам и болельщикам не будут предъявлены внятные объяснения, что послужило поводом для отстранения атлетов из России – особенно если их имена на слуху даже у не фанатов: конькобежца Виктора Ана, биатлониста Антона Шипулина, лыжника Сергея Устюгова, фигуриста Ивана Букина.

Признаки приближающейся катастрофы появились еще на прошлой неделе, когда спецкомиссия МОКа под руководством Валери Фурнерон сообщила, что из предварительной заявки Олимпийского комитета России (ОКР) исключено 111 человек из 500. Среди тех, кто прошел этот первый фильтр, сообщил МОК, нет ни одного спортсмена с допинговой историей или же наказанного комиссией Освальда (она перепроверяла допинг-пробы Сочи и пожизненно отстранила от Игр российских лыжников Александра Легкова и Евгения Белова).

Окончательное решение о составе приглашенных еще впереди, но МОК заранее дал понять, что, согласившись не лишать права на участие в Играх всю российскую сборную целиком и пригласить отдельных чистых спортсменов, он будет максимально дотошно изучать претендентов на приглашения. И моральное право, надо думать, МОК на это имеет: приглашенные россияне будут фактически представлять не Россию, а олимпийское движение – а значит, и репутационные риски за них несет теперь сам МОК, а не Россия. А если мимо носа МОКа пройдет хотя бы один грязный спортсмен, репутация МОКа, а вместе с нею и право выступать арбитром в вопросах допинговой чистоты будут утеряны.

Но это холодная логика, а как рассуждать бесстрастно, если первыми же кандидатами на вылет оказались не просто атлеты из России, а потенциальные медалисты или чемпионы? Спортивные издания сразу же подсчитали, скольких медалей нас лишили. К тому же тройка первых жертв – Ан, Шипулин и Устюгов – в допинговых скандалах прежде не фигурировала, их имен нет и в докладе Ричарда Макларена. Но дело может быть не только в нем, предполагает «Советский спорт»: по данным источника издания, решение МОКа может базироваться на более ранних документах РУСАДА за 2012–2015 гг., которые тоже есть у МОКа. Пока МОК не даст объяснений – ОКР уже запросил их, – понять, почему тот или иной российский атлет не получил приглашения на Игры, не получится; без понимания это выглядит как ужасная несправедливость, считает гендиректор Sports.ru Дмитрий Навоша. Горячие головы уже советуют тем, кого пригласят, из солидарности не принимать приглашения – все равно отсутствие в команде отдельных спортсменов лишает других возможности участвовать в эстафетах, парном катании и проч.

Можно, конечно, попытаться посмотреть на происходящее отстраненно: если список приглашенных спортсменов из России окажется сколько-нибудь значителен, это будет весомым подтверждением, что все-таки не весь российский спорт высоких достижений включен в допинговую систему, что какой-никакой, но поворот в сторону чистого спорта происходит, что так или иначе Россия понемногу избавляется от репутации тотально нечистоплотной в спорте страны, – а там, глядишь, и вес медалей чистых спортсменов вырастет, как и основания для гордости сертифицированными МОКом чистыми достижениями. Но когда спорт – это война, политика, «унижение», сделать это, безусловно, очень трудно.

Читать ещё
Preloader more