Статья опубликована в № 4503 от 07.02.2018 под заголовком: Когда врачи – сила

Как врачи оказались сильнее людей театра

Освобождение доктора Мисюриной из сизо стало возможно после того, как к акции солидарности врачей присоединились чиновники от здравоохранения
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Корпоративная солидарность врачей и менеджеров здравоохранения оказалась сильнее и эффективнее, чем у деятелей культуры: медикам удалось добиться освобождения столичного врача-гематолога Елены Мисюриной из СИЗО до рассмотрения апелляционной жалобы на приговор. Это редкий случай, когда социально значимая и электорально важная группа населения смогла успешно противостоять натиску правоохранительной и судебной системы, пытающейся расширить поле своей деятельности. Освобождение Мисюриной – это, конечно, победа, но не финальная – впереди апелляция, и есть надежда, что приговор будет смягчен или отменен.

Поводом для освобождения Мисюриной из СИЗО стали жалоба ее защиты и представление прокуратуры, оперативно изменившей свою позицию по мере пресечения. В конце января Черемушкинский райсуд приговорил врача к двум годам лишения свободы за оказание услуг ненадлежащего качества, повлекшее тяжкий вред здоровью или смерть человека, решив, что смерть одного из ее тяжелобольных пациентов стала следствием ее профессиональной ошибки при проведении биопсии.

Освобождение Мисюриной из-под стражи стало возможным после масштабной кампании в ее защиту: сотни врачей поставили в соцсетях хэштег #ЯЕленаМисюрина, под петицией за ее освобождение на сайте change.org подписалось более 83 000 человек. Довольно скоро к защите врача подключились и крупные чиновники. Вице-мэр Москвы Леонид Печатников назвал абсурдом осуждение врача по делу, в котором есть два противоречащих друг другу экспертных заключения, мэр Сергей Собянин заявил, что «крайне озабочен» делом Мисюриной, и призвал рассматривать подобные дела «максимально корректно и объективно». Куратор социальной сферы в правительстве вице-премьер Ольга Голодец потребовала найти настоящих виновных в смерти пациента и отметила, что дело Мисюриной показало необходимость создания независимой патолого-анатомической службы, способной объективно разобраться в причинах гибели человека.

Солидарность медиков и чиновников от здравоохранения вызвана прецедентным характером дела, считает врач, заведующий лечебно-диагностическим отделением больницы № 2 Сеченовского университета Андрей Гришковец. Врача приговорили к реальному сроку за добросовестные ошибки профессионала: медицинские манипуляции, направленные на помощь пациентам, особенно с тяжелыми заболеваниями, нередко связаны с риском, отмечает Гришковец. В России ответственность врачей не страхуется: подтверждение приговора Мисюриной чревато отказами медиков от помощи тяжелобольным, они будут опасаться проводить операции и лечение, связанные с риском ухудшения здоровья и смерти пациента.

Позиция прокуратуры, потребовавшей освободить Мисюрину, вызвала недовольство ее всегдашнего оппонента – СКР, где обсуждение приговора Мисюриной назвали «неэтичным». Представитель ведомства Светлана Петренко заявила, что с 2012 по 2017 г. число заявлений в СКР о врачебных ошибках выросло с 2100 до 6050, количество возбужденных дел – с 311 до 1791, а до суда дошло 60 и 175 соответственно. Однако следователи, похоже, смешивают ситуации, когда вред здоровью пациента наносится из-за халатности или низкой квалификации медиков, с добросовестными ошибками или стечением обстоятельств, полагает Гришковец. Судебная статистика по самой распространенной «врачебной» статье – 109 ч. 2 (причинение смерти по неосторожности при ненадлежащем исполнении служебных обязанностей) не показывает стремительного роста: в 2012 г., по данным судебного департамента при Верховном суде, по ней судили 126 человек (оправдано двое), в 2016 г. – 137 (девять оправдано). Высокая по российским меркам доля оправданных и низкая (всего 10% в 2017 г.) доля дел, дошедших до суда, заставляют задуматься об обоснованности их возбуждения. При этом СКР регулярно требует ввести в УК особую статью об ответственности врачей за ошибки – ее аналога нет ни в одной развитой стране.

Медики оказались более эффективными в защите коллеги, чем люди театра: несмотря на все попытки «отбить» у следователей режиссера «Гоголь-центра» Кирилла Серебренникова и его соратников, они остаются под домашним арестом или в СИЗО. Врачи были более сплоченными, кроме того, их поддержали профильные чиновники, считает политолог Евгений Минченко. Медики – это многочисленная группа населения, важная часть бюджетников, традиционного электорального ресурса власти: они не только активно голосуют, но и часто занимаются подсчетом результатов выборов, отмечает эксперт. Кремлю невыгодно провоцировать массовое недовольство врачей из-за небесспорного приговора. Кроме того, обвинения СКР в адрес медиков создают нежелательные аллюзии со сталинским делом врачей, последней массовой репрессивной акцией Сталина. Деталь, подтверждающая связь времен: один из адвокатов Мисюриной – внук репрессированного медика, умершего под следствием.

Читать ещё
Preloader more