Статья опубликована в № 4516 от 27.02.2018 под заголовком: Си почти навсегда

Почему Си Цзиньпин не уходит

Отказ от практики регулярной смены власти может облегчить проведение экономических реформ, но усложнит передачу власти в будущем
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Давно ожидавшаяся отмена ограничений на время пребывания у власти лидера КНР позволит бесконечно продлевать полномочия нынешнего руководителя страны Си Цзиньпина – фактически сделать его пожизненным правителем Китая. Отказ от системы коллективного руководства и возведенной в принцип регулярной смены власти отражает его стремление персонифицировать экономические и политические успехи и повысить эффективность руководства за счет упрощения управленческой структуры, что может обернуться проблемами при передаче власти стареющим лидером.

В понедельник, как сообщила «Жэньминь жибао», пленум ЦК КПК одобрил поправки в конституцию КНР – в частности, предложение изъять из нее нормы, не позволявшие председателю и вице-председателю КНР занимать свои должности более двух пятилетних сроков подряд. Должность председателя КНР скорее представительская, важнее одновременное снятие неформального запрета на такие же ограничения для лидера компартии и центрального военного совета, отмечает старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Василий Кашин.

Запрет пребывания у власти свыше 10 лет был введен в конце 1980-х гг. после совмещения трех ключевых должностей в партии и государстве, чтобы предотвратить концентрацию власти в руках одного человека, поясняет Александр Ломанов из Института Дальнего Востока, до этого эти посты могли занимать разные люди. Сейчас речь идет не о концентрации власти в руках Си Цзиньпина, а о ее продлении на неопределенный срок, отмечает эксперт. Си Цзиньпин теперь не «хромая утка», срок полномочий которой заведомо ограничен, – он получил свободу маневра и может сохранить ключевые должности в партии и государстве или отказаться от одной из них. Эти изменения означают упрощение системы власти и отказ от сложившейся за 30 лет системы коллективного руководства и регулярной смены руководителей партии и государства, указывает Кашин.

Си Цзиньпин и его окружение считают, что необходимость поддерживать баланс между «шанхайской» и «комсомольской» (из которой вышел нынешний глава КНР) группами в руководстве КПК не позволяла быстро принимать решения в экономике и политике, рассказывает Ломанов, сейчас, когда бурный рост замедляется, стране необходим новый, более персонализированный механизм принятия решений. У Си Цзиньпина грандиозные планы технологического прорыва, превращения Китая в лидера развития искусственного интеллекта к 2030 г., увеличения военного присутствия в мире. Он хотел бы, чтобы эти достижения связывались с его именем, чтобы уйти триумфатором, полагает Кашин.

Потенциально бессрочное правление Си Цзиньпина теоретически дает ему возможность провести болезненные реформы, в первую очередь в тех секторах экономики, где доминирует государство, пишет FT, вопрос в том, есть ли у него такие намерения. Но экономические реформы необязательно означают более открытую экономику, отмечают опрошенные FT аналитики, указывая, что doing business в Китае, скорее всего, и дальше будет зависеть в первую очередь от хороших отношений с властями.

Ломая отлаженную десятилетиями систему передачи власти, Си Цзиньпин, которому в 2018 г. исполнится 65 лет, создает отложенные, но неизбежные проблемы себе на будущее. Но прямота, с которой китайский лидер решил проблему продления пребывания у власти, куда больше подходит для Китая, чем, например, опыт Владимира Путина, уступившего ради формального соблюдения Конституции место Дмитрию Медведеву, отмечает FT: «марионеточный глава государства» едва ли понравился бы патриотичным китайцам.

Читать ещё
Preloader more