Как санкции лишили «Роснефть» основного партнера на шельфе

Американская ExxonMobil уходит из совместных проектов
Роснефть

В 2011 г. «Роснефть» и ExxonMobil громко заявили о своем стратегическом партнерстве. В периметр их совместной работы вошли проекты на арктическом шельфе и по освоению участков с трудноизвлекаемыми запасами. «Роснефть» ликовала, договорившись с крупнейшей частной нефтегазовой компаний мира: она смогла найти замену британской ВР, с которой такой альянс не состоялся из-за претензий ее бывшего партнера по ТНК-ВР – консорциума AAP.

Планы у «Роснефти» и ExxonMobil были масштабные. Соглашение рассчитано на десятки лет и предусматривает прямые инвестиции в размере $200–300 млрд, рассказывал Игорь Сечин, в то время занимавший пост вице-премьера (возглавил «Роснефть» в 2012 г.). Благодаря сотрудничеству с «Роснефтью» ExxonMobil внесет свой вклад в развитие российской энергетики, соглашение «выводит наши отношения на новый уровень и принесет значительную выгоду обеим компаниям», говорил Рекс Тиллерсон, возглавлявший тогда ExxonMobil.

Позже «Роснефть» договорилась еще о двух подобных партнерствах – с норвежской Statoil и итальянской Eni. Особенность такого сотрудничества – финансирование геологоразведочных работ на начальном этапе берут на себя иностранные компании. Exxon согласилась вложить первые $1,7 млрд в три участка в Карском море.

В 2014 г. США и ЕС ввели санкции против России, которые сделали невозможной работу зарубежных компаний в российской Арктике. «Роснефть» и ExxonMobil успели пробурить только одну скважину в Карском море, но успешную: было открыто крупное месторождение «Победа». Свои убытки от остановки работы Exxon оценивала в $1 млрд. Бурение новых скважин было приостановлено, но сотрудничество не прекращено. В июле 2017 г. минфин США был вынужден оштрафовать Exxon на $2 млн за то, что юридически обязывающие документы компания подписывала с главным исполнительным директором «Роснефти» Игорем Сечиным (в отношении его действуют персональные санкции США).

Четыре года Exxon надеялась вернуться в российские проекты: просила минфин США снять ограничения, но безрезультатно. В феврале 2017 г. госсекретарем США стал Рекс Тиллерсон. Надежды на его протекцию тоже не оправдались. Возглавив госдеп, Тиллерсон соблюдает взятое на себя обязательство не вмешиваться в дела Exxon, объясняла представитель ведомства.

Осенью 2017 г. минфин США расширил и уточнил санкции, еще больше ограничив работу на шельфе. Тогда все надежды Exxon и «Роснефти» рухнули. В среду американская компания объявила, что выходит из совместных проектов, которые затронуты санкциями. «Роснефть», в свою очередь, поблагодарила ExxonMobil за все попытки продолжить работы, пообещав поддержать ее «возвращение при появлении законодательной возможности».

Но шансов, что сотрудничество возобновится, фактически нет. Во-первых, понятно, что санкции США – это надолго. Во-вторых, «Роснефть» хоть и заявляет, что продолжит работу без Exxon, но, очевидно, сама потянуть многомиллиардные инвестиции, не обладая при этом собственными технологиями на шельфе, не сможет. Придется искать партнера (например, в странах АТР), если не в этом десятилетии, то следующем. К тому времени, может, и нефть будет дороже, что сделает разведку шельфа более привлекательной. А ExxonMobil ничего не останется, как списать убытки и отдать свою «Победу», которую она нашла в России, другой компании.