Статья опубликована в № 4548 от 16.04.2018 под заголовком: Война выходного дня

Когда война не случилась

Демонстративный характер ударов по Сирии позволил России и США сохранить лицо, но не приблизил разрешение конфликта
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Угроза глобального конфликта, прямого столкновения двух ядерных держав – России и США – миновала, хотя бы временно. Нанесенный в ночь на 14 апреля удар США, Великобритании и Франции по объектам в Сирии оказался подчеркнуто демонстративным – в обход зон ответственности российских ПВО, после заблаговременного предупреждения Москвы о целях ударов, без жертв как среди военных, так и среди мирного населения. Символический акт возмездия за применение химического оружия в Сирии, о котором говорят участники западной коалиции, позволил и России, и США сохранить лицо: как минимум эта фаза активных действий закончилась вничью.

Оценки результативности нанесенных ударов разнятся. Согласно официальному заявлению Пентагона, цель операции достигнута: все 105 выпущенных ракет (85 американских, 12 французских и 8 британских) поразили три объекта, где, по данным разведки, прежде находились центры разработки, производства и хранения химического оружия. В свою очередь, российский Генштаб вместе с официальным Дамаском заявили, что по целям были выпущены 103 ракеты, из которых 71 была сбита состоящими на вооружении Сирии советскими системами ПВО. Все стороны сообщили, что, по предварительным данным, в результате ракетных ударов никто не погиб. Второго удара не будет, заявил министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан.

Точечное применение ракет силами коалиции продемонстрировало, что целью Запада были не ВВС и сухопутные войска Сирии, а принуждение Башара Асада отказаться от применения отравляющих веществ, считает эксперт по международным отношениям Владимир Фролов. Однократный удар по военным объектам вряд ли изменит ситуацию на сухопутном фронте, отмечает востоковед Алексей Малашенко. США и Запад не хотят ввязываться в полноценную войну в Сирии, но намекают Дамаску, что очередное нарушение правил ведения войны способно вызвать более масштабное и жесткое возмездие, полагает Фролов.

Сдержанная реакция России на ракетные удары означает, что Москва сознает ограниченность своих ресурсов и не намерена снова повышать градус конфликта, ограничившись намеками на возможные поставки в Сирию более совершенных по сравнению с уже имеющимися у нее систем ПВО С-300 вопреки прежним договоренностям (правда, поставки потребуют подготовки сирийских расчетов). Созванное по инициативе Москвы экстренное заседание Совета Безопасности ООН (пятое за неделю) закончилось предсказуемым провалом российской резолюции после ритуальных заявлений о недопустимости нарушения норм международного права и эскалации гуманитарной катастрофы.

Возможно, на смягчение сценария сработали угрозы Москвы сбивать ракеты и атаковать их носители в случае, если под ударом окажутся российские военные, жесткая риторика вынудила Запад действовать осторожнее, отмечает Фролов. Но теперь и Россия оказалась в сложной ситуации: заявления о готовности отвечать на удары коалиции только в случае прямой угрозы российским военным и объектам были в том числе демонстрацией Асаду нежелания рисковать ради него жизнями своих граждан. Это может быть воспринято Дамаском как слабость, отмечает Малашенко.

Вероятно, что ракетный удар дополнится экономическим давлением, чтобы Москва активнее принуждала Асада к соглашению со всеми допущенными к переговорам группировками оппозиции: Вашингтон уже объявил о готовящихся новых санкциях в отношении российских компаний, сотрудничающих с сирийскими властями, они могут быть объявлены уже в понедельник, сообщила постоянный представитель США при ООН Никки Хейли. Но сможет ли Москва добиться от ведущего свою игру при поддержке Ирана Асада прекращения масштабных боевых действий – большой вопрос. Сейчас стороны демонстрируют сдержанность и понимание, что сирийский конфликт не должен дрейфовать к новому Карибскому кризису, указывает Фролов. На смену военному этапу конфликта должен прийти дипломатический: министр иностранных дел Сергей Лавров заявил в пятницу, что готов к немедленным контактам с США, а президент России Владимир Путин и президент Франции Эмманюэль Макрон договорились о плотном взаимодействии министерств обороны и иностранных дел для деэскалации ситуации в Сирии. Отказ от жесткой ястребиной риторики со стороны России был услышан: в частности, уже после нанесения удара по сирийским объектам и заявления Путина Макрон, как сообщил Ле Дриан, подтвердил свой визит в Россию на Петербургский экономический форум 27–28 мая.

Читать ещё
Preloader more