Статья опубликована в № 4549 от 17.04.2018 под заголовком: Цифра недели: 105 крылатых ракет запустили США и их союзники по Сирии

Куда ударили ракеты

Один из уничтоженных 14 апреля в Сирии объектов недавно прошел инспекцию ОЗХО и ожидал ликвидации
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Из 105 крылатых ракет четырех различных типов, которые США, Франция и Великобритания запустили в субботу по трем целям, связанным с сирийской химической программой, все, по заявлению американских генералов, попали в цель. Так ли оно на самом деле – чтобы судить об этом, нужна дополнительная первичная информация, но, скорее всего, почти так оно и было. Речь идет об ударе огромной силы даже для гораздо большего числа целей. Для сравнения: Россия за все 2,5 года участия в конфликте использовала лишь немногим больше аналогичных крылатых ракет. Возможно, сирийским ПВО и удалось сколько-то ракет сбить (по версии США – почти все пуски ПВО Сирии произошли уже после того, как цели были поражены), но едва ли речь идет о полном отражении налетов на несколько аэродромов, которые США и не заявлялись в качестве целей. Скорее всего, «полное отражение» таких налетов эквивалентно отсутствию факта налета.

Но это не означает, что к американской версии нет вопросов. Самое странное в ней то, что 76 из 105 – общего числа крылатых ракет (и из 85 собственно американских ракет, т. е. почти все) пришлись на одну цель – комплекс Центра научных исследований и разработок Сирии в Барзе. Стоимость только ракет для такого удара составляет порядка $80 млн. Датированный 13 марта протокол очередной сессии Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) сообщает: «22 ноября 2017 г. был завершен второй раунд проверок на объектах Барз и Джамрайа Центра научных исследований и разработок Сирии. В феврале этого года образцы были отправлены в две лаборатории для анализа. Результаты инспекции были опубликованы 28 февраля». Было отмечено, что «группа инспекторов не наблюдала каких-либо действий, не соответствующих обязательствам по Конвенции», т. е. не обнаружила там каких-либо свидетельств о работах над химическим оружием. Сами же инспекции проводились на основании решения исполнительного совета ОЗХО от 11 ноября 2016 г., которым предусматривались регулярные инспекции этих объектов дважды в год. Никакой информации о том, что сирийские власти чинили препятствия инспекциям этих объектов, обнаружить не удалось. В этом же протоколе указывается, что Барз и Джамрайа – это два последних еще не уничтоженных объекта сирийской химической программы и ОЗХО обещает оказать помощь Сирии в ближайшие два месяца в поиске подрядчика для их ликвидации.

А теперь о том, как официально мотивировался именно такой выбор целей. Президент Франции Эмманюэль Макрон 14 апреля заявил, что удар наносится «против тайного арсенала химического оружия (который был полностью прозрачен для ОЗХО. – «Ведомости») сирийского режима. Наш ответ ограничивается [ударом] по объектам сирийского режима, позволяющим производить (но стоявшим пустыми в ожидании уже объявленной утилизации. – «Ведомости») и применять химическое оружие».

Зачем же нужен был этот сверхмассированный удар в пустоту? О политическом значении уже написано немало. С военной же точки зрения можно отметить, что он продемонстрировал высокий уровень координации почти одновременного удара по одной цели десятками ракет разных типов с подводных, надводных и воздушных носителей, а сам удар был нанесен без каких-либо предварительных усилий по подавлению ПВО. Также показана хорошая коалиционная координация подобных ударов между членами НАТО: Франция предоставила не только носители (истребители и фрегат) для нанесения удара, но и самолеты радиолокационного обнаружения и самолеты-заправщики. Стоит отметить, что такие возможности из всех европейских союзников США фактически и имеют только Великобритания и Франция.

Читать ещё
Preloader more