Статья опубликована в № 4552 от 20.04.2018 под заголовком: Старая стратегия для новых выборов мэра

Старая стратегия для новых выборов мэра

Политолог Александр Кынев о том, почему оппозиция должна бороться с властью, а не друг с другом
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Обеспечение формально впечатляющего итога президентских выборов и ход президентской кампании на время заслонили проблемы предстоящих этой осенью региональных выборов. Пока администрации и избиркомы боролись за явку и «правильные» результаты, до разрешения накопившихся претензий к региональным выборам никому не было дела – объясняя, что «сейчас не время», все оставляли на потом: и многоуровневый муниципальный фильтр, и крайне неудобную для всех дату выборов в сентябре, которая специально назначалась, чтобы «сушить явку». Учитывая скорость принятия подобных решений, необходимое на различные согласования время, шансов, что за оставшиеся до начала избирательной кампании 2018 г. месяцы что-либо изменится в столь часто критиковавшихся правилах, нет. Чиновники ждут переназначений и формирования нового правительства – а это май-июнь, как раз то время, когда уже должна начинаться новая избирательная кампания. Когда чиновник не знает наверняка, останется ли он в должности завтра, и не хочет рисковать, никаких экстрареформ в оставшиеся дни он явно начинать не будет.

Таким образом, судя по всему, региональные выборы, включая мэра Москвы и губернатора Московской области, снова придутся на начало сентября, а это означает возвращение стратегии низкой явки, когда решать все опять будут бюджетники и конформисты, мобилизованные привычными для власти методами. Всех остальных (назовем их «независимыми избирателями») власть была бы рада видеть дома. Ломать этот сценарий, как показали муниципальные выборы 2017 г. и выборы мэра Москвы 2013 г., смогут только кандидаты с яркими кампаниями, способные вызвать энтузиазм у независимых избирателей и провести качественную кампанию электоральной мобилизации среди конкретных целевых групп избирателей. Представить повторение кампании массового загона избирателей на избирательные участки, как на президентских выборах, второй раз за год затруднительно, это дорого и крайне тяжело организационно.

При таких выборах самый безопасный и удобный для власти сценарий конкуренции на предстоящих выборах – большое количество слабых, а лучше всего маргинальных и откровенно не подходящих для избрания кандидатов, лишь подчеркивающих солидность кандидата № 1. При таком сценарии внешне вроде бы и конкуренция есть (причем как будто разнообразная), и угрозы в реальности никакой. Нечто подобное мы наблюдали недавно на выборах губернатора Свердловской области, где у откровенно слабого губернатора Евгения Куйвашева при недопуске Евгения Ройзмана и добровольном неучастии Александра Буркова были такие конкуренты, что побеждать его было просто некому.

Москва, конечно, регион особый. Здесь одним карнавалом потешных кандидатов не отделаешься. Точнее, при большом желании отделаться можно, но выглядеть это будет явно позорно и может создать проблемы в будущем. Тем более что по политическим и имиджевым причинам проводить выборы в политизированной столице со слишком большими скандалами вроде отказа в регистрации всем наиболее серьезным кандидатам тоже рискованно. Поэтому, конечно, власти города явно ищут себе безопасных конкурентов, несомненно, с ведущими партиями ведутся подобные переговоры. Но со всеми договориться не получится, да и все равно для репутации выборов нужен кто-то политически состоятельный как конкурент.

Есть ли чего опасаться властям города? Конечно, есть. Даже во вполне благополучном 2013 году победа Сергея Собянина в первом туре была на грани (51,37%). За прошедшие годы ситуация в городе лучше не стала, наоборот, разразился социально-экономический кризис, и массовые настроения далеки от оптимизма. Муниципальные выборы 2017 г. во многих районах Москвы ознаменовались массовым протестным голосованием горожан за команды резко критически настроенных по отношению к городской власти местных активистов. В восьми районах в депутаты вообще не прошло ни одного кандидата от «Единой России», в 29 – большинство или блокирующий пакет у оппозиции. Раздраженных самыми разными проблемами групп граждан в городе более чем достаточно, поэтому основа для сильной протестной кампании, очевидно, есть. Другой вопрос, сумеет ли кто-либо этим воспользоваться.

На этом фоне развивается интрига вокруг того, кто может стать основным кандидатом на выборах от городской демократической общественности. К счастью для городской власти, во многом оппозиционеры пока вообще не отдают себе отчета в том, какая стратегия на этих выборах для них будет наиболее выигрышной, и, похоже, думают не об общем успехе, а о личной роли после выборов. Не стоит забывать, что предстоящие выборы могут быть двухтуровыми, если никто сразу не набирает 50% голосов (в отличие от однотуровых выборов в Госдуму, где процент победителя не важен – важно просто занять первое место, пусть даже с перевесом в один голос). На практике это означает, что участие в выборах каждого дополнительного сильного кандидата повышает интригу и интерес к выборам, это дополнительная кампания электоральной мобилизации и дополнительные новые избиратели на участках. Чем больше таких кандидатов, чем сильнее кумулятивный эффект их кампаний, тем ниже в итоге результат кандидата от власти (электорат которого стабилен), тем выше явка независимых избирателей и шансы на второй тур.

Если ориентироваться на такой сценарий, то оппозиции, какой бы она ни была, выгоднее, чтобы в бюллетенях были не только Дмитрий Гудков и Илья Яшин, но и сильный и яркий кандидат от КПРФ (например, Елена Шувалова), а также и другие реальные, а не фейковые оппозиционные кандидаты. Какие цели на самом деле преследуют Гудков и Яшин и те, кто за ними стоит, в реальности не имеет значения: участие их обоих в кампании при такой электоральной системе для недовольных городской властью полезнее, чем только кого-то одного из них. При этом кумулятивный эффект возможен при условии, что оппозиционные кандидаты будут в первую очередь бороться с властью, а не друг с другом. С этой точки зрения пример эффективной кампании – парламентская 2011 г., когда и партии «системной» оппозиции, и «внесистемная» боролись в первую очередь с властью, на практике реализуя похожие стратегии и почти все одновременно используя лозунг «голосуй против жуликов и воров».

Если этого не сделать, бороться не с властью, а друг с другом, выборы превратятся в ярмарку тщеславия и борьбу не за власть, а за место в оппозиции. Поэтому если реальная цель – второй тур, то наличие единого демократического кандидата не фетиш и не задача: наоборот, выгоднее идти на выборы несколькими колоннами. Главное – договориться о двух вещах: взаимном нейтралитете и поддержке того, кто выйдет во второй тур в случае его проведения. Вероятно, именно об этом и должен быть условный пакт оппозиции независимо ни от каких праймериз.

И наоборот, мэрии максимально выгодно если не разжигать внутренние конфликты, то как минимум их правильно для себя информационно подсвечивать при первой возможности. Причем эти конфликты разжигают и явно будут разжигать вовсе не обязательно кандидаты, а, скорее всего, «неравнодушные представители общественности», которые «не могут молчать» и выводят «на чистую воду» кто Яшина, а кто Гудкова. Кроме активности таких «неравнодушных представителей общественности» крайне полезна для власти и инфильтрация команд конкурентов по возможности большим числом скандальных и неоднозначных персонажей – чем больше их антирейтинг, тем для власти лучше. Этот процесс тоже идет и явно будет идти дальше (похоже, что сами некоторые кандидаты готовы ему помогать или не понимая электоральных последствий, или сознательно, или будучи не в состоянии отказать просьбам «уважаемых людей»).

Что касается рассуждений о регистрации и шансов того или иного кандидата преодолеть муниципальный фильтр, то иллюзий быть не должно: без вынужденной помощи власти оппозиционным кандидатам его не преодолеть ни вместе, ни по отдельности, ни по итогам праймериз, ни по итогам самовыдвижения. Достаточно вспомнить кампанию Алексея Навального 2013 г. или иные региональные кампании самой разной оппозиции. Дело ведь не только в общем числе депутатов, а в требовании собрать подписи депутатов как минимум из трех четвертей муниципальных образований.

Главное – создать в городе политическую ситуацию, при которой у власти не будет иного выхода, кроме как допустить на выборы реальную оппозицию. Мэрии не стоит забывать, что вся та энергия, которая не выходит через легальные каналы недовольства, одним из которых являются выборы, в итоге рано или поздно проявляет себя другим путем.

Автор — политолог

Читать ещё
Preloader more