Статья опубликована в № 4561 от 07.05.2018 под заголовком: Человек недели: Никол Пашинян

Чему Россия учится на примере Армении

Армянские протесты показали, что даже не самый рейтинговый политик может добиться очень многого, а значит, идти на уступки оппозиции нельзя
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

8 мая парламент Армении снова попробует избрать премьера вместо ушедшего в отставку 23 апреля Сержа Саргсяна. 1 мая правящая Республиканская партия отказалась голосовать за лидера уличных протестов Никола Пашиняна, но после того, как его сторонники в ответ заблокировали центр Еревана, ключевые автомагистрали и трассу на аэропорт, республиканцы заявили, что готовы поддержать выдвиженца оппозиции.

Гарантировать, что второе голосование станет результативным, пока нельзя, но вероятность этого велика. Ведь до сих пор армянские власти шаг за шагом отступали под напором оппозиции.

Протесты начались из-за желания отработавшего два президентских срока Саргсяна остаться у власти в качестве премьера с расширенными полномочиями. Экс-президент, немного посопротивлявшись, сдался и ушел, рассчитывая, видимо, что после этого протесты прекратятся, но оппозиционеры тут же выдвинули новое требование, теперь уже к правящей партии: отказаться от власти. Республиканцы опять отступили, решив не выдвигать своего кандидата в премьеры, но голосовать за Пашиняна не стали – вероятно, понадеявшись на то, что на досрочных выборах (они будут объявлены, если избрать премьера не удастся и со второго раза) их по традиции поддержит молчаливое большинство. Однако однодневная блокада оппозиционерами основных транспортных магистралей доказала, что усилиями активного меньшинства дело до этих выборов может просто не дойти. И власть сделала еще один шаг назад.

Если Пашинян возглавит Армению, это будет новая версия цветной революции на постсоветском пространстве. На Украине, в Грузии и Киргизии к власти на волне уличных протестов приходили политики, уже имевшие существенную поддержку избирателей, а блок Пашиняна «Елк» получил на выборах-2017 менее 8% голосов. Хотя, например, в Ереване Пашинян весьма популярен – в 2017 г. он занял тут второе место на выборах мэра с 21% голосов.

У Алексея Навального на выборах мэра Москвы – 2013, напомню, было даже больше – 27,2%. Да и другие аналогии между двумя политиками напрашиваются: Пашиняна в бытность журналистом не раз обвиняли в клевете на представителей власти, он тоже имел судимости и даже отсидел больше года в тюрьме по обвинению в организации массовых беспорядков. А на первых для него парламентских выборах в 2007 г. блок Пашиняна набрал лишь 1,3% голосов – вполне сопоставимо с 2,2%, полученными Демократической коалицией Навального и Касьянова на выборах в костромскую облдуму в 2015 г.

Поэтому, сколько бы сейчас ни твердили российские официальные лица, что происходящее в Армении – ее внутреннее дело и Москву волнует лишь сохранение российско-армянской дружбы, свои выводы из этих событий наши власти тоже наверняка сделают. Так, армянские протесты убедительно доказали, что даже не самый рейтинговый политик может добиться очень многого, а значит, лозунг «мочить всегда, мочить везде» в отношении Навального и его сторонников еще долго будет актуальным, как и запрет на его участие в любых выборах. Москва снова убедилась, что уличный протест при правильной организации становится страшной силой – следовательно, курс Кремля на борьбу со смутьянами с привлечением ФСБ, ОМОНа, «титушек» и казаков должен оставаться неизменным. Ну и, наконец, надеяться на то, что оппозиция во время такого кризиса удовлетворится малым и не захочет «откусить всю руку», тоже ни в коем случае нельзя – а стало быть, установка властей «никакого диалога с внесистемной оппозицией» тоже не изменится.

Вот такая программа подготовки к 2024 г. получается.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more