Статья опубликована в № 4578 от 31.05.2018 под заголовком: Что общего у правосудия и магазина

Что общего у правосудия и магазина

Социолог Кирилл Титаев о том, почему суд не может никого не оправдывать, как магазин – ничего не выкидывать
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В судах оправдывают или реабилитируют одного из 2000 обвиняемых (из числа тех, с кем работали следователи или дознаватели). На досудебной стадии – чуть больше, чем одного из 1000. Россия? Нет, Казахстан. В России ситуация чуть лучше: в суде есть шансы на оправдание у каждого двухсотого, на следствии – тоже чуть больше. Но все равно это ничтожно мало – исключительные случаи, эксцесс. Почему уровень оправданий важен, чтобы оценить, нормально ли работают судебная и правоохранительная системы? Есть ли «норма оправданий»?

Здесь история примерно как с продуктовым магазином. Если магазин выкидывает около половины продуктов как испортившиеся, это скорее всего говорит о том, что его работа организована не самым разумным образом. Так и со следствием и судом. Если система оправдывает сверх меры, значит, она и обвинения предъявляет сверх меры. Но если магазин около дома вообще никогда ничего не выкидывает, то это повод задуматься о том, стоит ли туда ходить. Ведь не бывает так, что магазин на 100% угадывает, что именно завтра будут покупать. Внезапно улучшилась погода – и все на выходные выехали за город и вместо обычных продуктов купили мясо для шашлыков. Или наоборот: погода испортилась и заранее заказанное магазином к выходным мясо пользуется меньшим спросом. Розничная торговля сопряжена с определенными рисками, и иногда продукты приходится выкидывать – это говорит лишь о добросовестности продавца. Если этого не происходит, то мы должны задуматься о том, что нам, пусть и изредка, продают продукты, которые нужно было выкинуть.

Расследование преступлений – работа сложная, содержащая элементы неопределенности. Всегда возможна ошибка, прогнозы могут не сбываться, убежденность следователя в том, что вина полностью доказана, может не совпасть с позицией судьи. В здоровой системе уголовной юстиции это должно приводить к тому, что следователи сначала объявляют человека подозреваемым, а потом реабилитируют. А судьи периодически не соглашаются со следователями и оправдывают подсудимых.

Если этого не происходит, значит, что-то идет не так, система работает неправильно. Казахстан в этом плане показывает нам, что будет, если довести эту ситуацию до абсурда. В Казахстане «нарушение конституционных прав граждан» (так там называются оправдания и реабилитации) – это главный страх следователя и прокурора. Поэтому система начинает работать очень интересным образом.

Во-первых, если есть хоть какие-то сомнения, следователи не объявляют подозреваемого подозреваемым. Это иногда позволяет настоящим преступникам скрыться или скрыть следы своего преступления, что наносит прямой ущерб потерпевшим.

Во-вторых, самой системой следователи ориентированы на то, чтобы работать с самыми простыми делами и даже не начинать серьезно вникать в дела сложные и спорные. Это сильно деформирует правоохранительную систему и ее кадры – интеллектуальная борьба преступника и следователя, воспетая в литературе и привлекающая молодежь, становится невозможной.

В-третьих, и это, наверное, самое главное, если уж обвинение предъявлено, то следователь и прокурор стремятся любой ценой довести дело до обвинительного решения (пусть это даже будет не приговор, а прекращение дела, например, в связи с примирением – такой исход подразумевает признание вины, а значит, подозреваемого преследовали не напрасно). Любые «оправдывающие» доказательства заметаются под ковер.

В-четвертых, такая механика заставляет следователя на самых ранних этапах согласовывать каждое свое решение со всеми следующими инстанциями – прокуратурой, судом и т. д. Местные эксперты утверждают, что в Казахстане существует практика направления дела в суд для согласования до предъявления обвинения. То есть судья предварительно просматривает дело, говорит, что все нормально, и только потом оно поступает к нему официально.

Это все приводит к тому, что уголовно-процессуальный закон, который детально регламентирует права всех участников на разных стадиях процесса, превращается в фикцию. На самом деле у человека до самого конца расследования нет никаких специальных прав, но если уж ему предъявили обвинение, то он будет признан виновным почти всегда. И вся работа юристов, которые выстраивали сложные конструкции, должные обеспечить защиту прав всех участников уголовного судопроизводства, теряет смысл.

Если же мы посмотрим на другие юрисдикции, то увидим именно тот уровень реабилитации, который мы ожидаем от здоровой системы уголовного судопроизводства (как с магазином – никто не выбрасывает половину, но и ситуации, когда все продукты продаются, несмотря ни на что, не возникает). Буквально сравнивать системы сложно (потому что модели уголовного процесса все же сильно различаются), но в Германии и Франции уровень оправданий и реабилитаций в сумме составляет 3–5%. Даже Польша, которая имеет с нами общее наследие «социалистической законности», держится в районе 2%. Это означает, что у каждого прокурора пару раз в год случается ситуация, когда его обвиняемого оправдывают. Неприятно, но никакого серьезного наказания не последует.

Россия и Казахстан в этом плане – страны, в которых смысл существования суда по уголовным делам не очень понятен. Ведь если следователь и прокурор никогда не ошибаются, то зачем держать большую и дорогостоящую судебную систему? Только чтобы правильно определить необходимое наказание?

В отличие от России власти Казахстана понимают, что такая ситуация – это проблема. Верховный суд и генпрокуратура поддерживают проведение исследований, которые призваны найти способы изменения ситуации. Они активно ведут работу по реформированию уголовного процесса – создают систему следственных судей и процессуальных прокуроров, которые должны вернуть процесс в нормальное русло. Пока результаты не впечатляют, но в России судебные и правоохранительные органы отказываются даже признавать само наличие проблемы.

Читать ещё
Preloader more