Статья опубликована в № 4578 от 31.05.2018 под заголовком: Блокировка с приставом

В дело блокировок вступили приставы

Юрист Руслан Маннапов о том, что избежать публичности в интернете стало проще

На фоне эпической битвы Роскомнадзора (РКН) с Telegram почти незамеченным прошло еще одно событие, связанное с регулированием интернета. 24 апреля Владимир Путин подписал поправки к законам о защите информации и об исполнительном производстве. Эти поправки дают еще одно новое основание для включения интернет-ресурсов в реестр запрещенных сайтов. Блокировать их теперь можно будет по постановлению судебного пристава-исполнителя об ограничении доступа к информации, порочащей честь, достоинство или деловую репутацию гражданина либо деловую репутацию юридического лица. Помогут ли и без того перегруженные работой приставы защищать честь и достоинство, пока непонятно – это покажет только практика. Но заинтересованность сильных мира сего в том, чтобы порочащая их информация не появлялась в сети, очевидна. И тут новые поправки станут большим подспорьем.

Основания для блокировки интернет-ресурсов прописаны в ФЗ № 149 «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». До недавнего времени их было не очень много. В первую очередь блокировались сайты, содержащие информацию, распространение которой запрещено на территории России: детскую порнографию, сведения о способах изготовления и использования наркотиков, призывы к совершению самоубийства и т. д. Признать информацию запрещенной можно было по решению исполнительных органов или суда. В реестр также попадали ресурсы, призывающие к массовым беспорядкам, экстремистским действиям или участию в несанкционированных митингах, распространяющие материалы иностранных неправительственных организаций, деятельность которых признана в России нежелательной, или нарушающие авторские и смежные права.

Когда этих запретов не хватало, пользовались самым, пожалуй, универсальным основанием для блокировки – незаконным распространением персональных данных. Правда, внести сайт в реестр нарушителей прав субъектов персональных данных можно было только на основании вступившего в законную силу судебного акта. Кроме того, разглашенные сведения должны были быть действительно личными, закрытыми для общего доступа, только в этом случае ограничить доступ к ресурсу можно было достаточно оперативно.

Однако в интернете есть множество сайтов, на которых размещается общедоступная информация, не содержащая персональных данных как таковых, но при этом нарушающая права и интересы конкретного физического или юрлица, порочащая его честь, достоинство и деловую репутацию, с текстами вроде «Банк N ворует деньги клиентов» или «Бизнесмен N выводит активы за границу», и бороться с ними непросто.

Теоретически любой гражданин имеет право требовать удаления из интернета порочащей информации и опровержения таких сведений (ст. 152 ГК). Но на практике приходилось радоваться уже хотя бы принятию судебного акта, признающего распространяемую информацию порочащей. Довести такое дело до конца, т. е. добиться опровержения и удаления статьи, удавалось далеко не всегда. Судьи часто не включали в текст решения пункт, что порочащая информация признается незаконной, и РКН, соответственно, отказывался блокировать сайты на основании таких актов. Юрлицам приходилось еще сложнее. Закон о персональных данных к компаниям неприменим, блокировать доступ к статьям по общим основаниям часто было невозможно, а владелец интернет-ресурса просто отсутствовал.

Теоретически и граждане, и компании давно уже имеют в России право защитить себя и приостановить распространение порочащей информации даже до принятия окончательного решения судом – в качестве обеспечительных мер по иску. Но каких-либо правовых норм, кроме высказанной еще в 2013 г. позиции Конституционного суда, тут не было, а судебная практика стремилась к нулю. Фактически механизма для защиты чести, достоинства и деловой репутации в интернете не было.

Принятые сейчас поправки к закону о защите информации как раз дают механизм для исполнения судебных решений, т. е. в конечном счете для обеспечения реализации конституционных прав каждого на судебную защиту. Теперь включать интернет-ресурсы в реестр запрещенных сайтов можно будет по постановлению пристава-исполнителя. Приставы, руководствуясь решениями суда, будут сначала предоставлять срок на добровольное удаление порочащей информации, а если этого не произойдет, выносить постановление об ограничении доступа к сайту.

Указания приставов направляются в РКН в течение одного рабочего дня, и РКН должен ограничивать доступ к ресурсу незамедлительно. То есть приостановление распространения порочащей информации должно теперь происходить оперативнее. До сих пор блокировка сайта по судебному решению занимала не менее полугода, в качестве обеспечительной меры по иску – около недели. Плюс еще месяц уходил у РКН на исполнение решения суда, если, конечно, речь не шла о требованиях гражданина уровня Олега Дерипаски.

Будет ли новый закон действительно работать эффективно и оперативно в отношении обычных людей и компаний? Пока это вызывает большие сомнения: приставы-исполнители и без того сейчас перегружены, да и РКН вряд ли станет действовать быстрее от увеличения объема работ. Зато однозначно можно утверждать, что для профильных юристов открывается огромный новый пласт практики – бороться с порочащей информацией теперь станет проще. Новый закон даст не только механизм исполнения судебной защиты. По сути, он предоставит гражданам и компаниям, которые не хотят допустить распространения каких-либо сведений о себе, отличный инструмент для того, чтобы успешно избегать публичности.

Автор — юрист московского офиса «Ильяшев и партнеры»

Читать ещё
Preloader more