Тема дня: Переговоры Путина и Трампа в Хельсинки
«Наши отношения никогда не были хуже». Главные заявления Путина и Трампа
14 материалов по теме
Статья опубликована в № 4586 от 13.06.2018 под заголовком: Как России диверсифицировать экспорт

Как России диверсифицировать экспорт

Экономист Наталья Волчкова о несырьевой альтернативе
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Нужно ли государству помогать экспортерам? Экспортеры, как правило, лучшие компании в своих отраслях, и совсем не очевидно, что они нуждаются в помощи. Но российская ситуация отягощается тем, что основной экспорт страны формируется в добывающем секторе, что создает дополнительные риски для экономики из-за нестабильности мировых цен на сырье. Поэтому увеличение экспорта обрабатывающей промышленности – это важный приоритет структурных реформ в экономике. Для достижения этой цели одних институциональных преобразований недостаточно: работу институтов поддерживают те, кто в них заинтересован. Но в экспорте главные игроки – сырьевые производства, которые заинтересованы в сохранении текущих настроек. Чтобы преодолеть эту тенденцию, нужно вырастить крупных экспортеров в обрабатывающей промышленности, в том числе правильно используя имеющиеся у государства возможности.

В арсенале правительства много инструментов, которые влияют на внешнюю торговлю. Принято считать, что для экспортеров важен слабый рубль, поэтому бизнесмены часто критикуют Центробанк, который во главу угла поставил низкую инфляцию и отпустил курс в свободное плаванье, так что рубль вторит динамике котировок нефти. Однако эмпирические исследования не подтверждают связь успеха экспортеров и слабой национальной валюты. Для развития экспорта, его диверсификации нужны другие меры.

Глобализация производства и капитала взаимосвязаны: согласно исследованию Всемирного банка, роль иностранных инвестиций в росте экспорта очень велика. Сегодня одни детали товара производятся в одной стране, другие – в другой, а конечный продукт собирается в третьей. Транснациональные корпорации инвестируют в каждое звено своей производственной цепи, которое априори рассчитано на экспорт: в постиндустриальный век выигрывают те, кто встраивается в глобальные производственные цепочки. Помимо роста поступлений налогов в бюджет и создания рабочих мест товары, которые выдерживают конкуренцию на глобальном рынке, способствуют снижению нефтяной зависимости, делают экономику более устойчивой к скачкам цен на энергоресурсы.

Повышая торговые барьеры и объявляя политику импортозамещения, Россия наносит удар собственной экономике. Смысл международной торговли в том, чтобы, приобретая импортные товары по более низкой (даже с учетом затрат на доставку) цене, можно было сосредоточить ресурсы на направлениях, в которых у нас есть конкурентное преимущество. Современная торговая теория подчеркивает, что либерализация торговли помогает выявить наиболее эффективные для страны отрасли и фирмы, снижает издержки производства и повышает конкурентоспособность экономики.

Дешевый импорт тем более актуален для нас, что большая часть производств использует импортное сырье, оборудование или детали. Более 60% импорта в России участвует в дальнейшем производстве внутри страны. Исследования на примерах разных стран показывают, что чем больше импортируется промежуточных товаров, тем успешнее отрасль или фирма. В ряде эмпирических работ даже установлена причинно-следственная связь: импорт промежуточных товаров способствует росту эффективности отдельных фирм и экономики в целом. И напротив, в экономике сильно «защищенной» производительность падает.

Импортозамещение же стимулировало «простые» отрасли и ударило по хайтеку. Желание диверсифицировать экономику в очередной раз споткнулось о внутреннее препятствие.

Сегодня более половины российского экспорта составляют нефть и газ, доходы от них формируют большую часть федерального бюджета. Естественной альтернативой сырью должен стать экспорт товаров обрабатывающей промышленности. Однако 25 лет усилий, направленных на достижение этой цели, не очень себя оправдали. Что сдерживает развитие этого экспорта? Недостаточно новых экспортных фирм, товаров и направлений? Или существующие экспортеры недостаточно полно используют свой потенциал? Для понимания «нормальностей» и «аномалий» полезно сравнить структуры экспорта России с другими странами. Вклад топ-экспортеров в России и США в экспорт обрабатывающей промышленности очень похож, поэтому интересно обратить внимание на различия. Так, в США крупные экспортеры (те, которые поставляют пять и более товаров в пять и более стран) составляют 11% от общего числа экспортеров и обеспечивают 92% экспорта обрабатывающей промышленности. В России такие экспортеры составляют 6% от общего числа и обеспечивают только 53% экспорта обрабатывающей промышленности. Малые экспортеры (один товар в одну страну) в России обеспечивают 4% экспорта, а в США всего 0,2% экспорта, составляя при этом около 40% экспортирующих фирм в обеих странах.

Это дает основания полагать, что в России не хватает крупных несырьевых экспортеров с диверсифицированной товарной структурой экспортного портфеля, а уже имеющиеся недостаточно крупны. А значит, меры по поддержке и развитию экспорта должны быть ориентированы в первую очередь на крупных игроков. В последние годы поддержка по стимулированию экспорта была адресована среднему и малому бизнесу, что неплохо для развития конкурентоспособного малого и среднего бизнеса, но это не сможет значительно улучшить ситуацию с диверсификацией экспорта. Продвижение крупных экспортеров и расширение ассортимента их экспортных поставок сопряжено с другими проблемами и требует других мер.

Встраивание именно крупных производств в глобальные цепочки могло бы быть наиболее прямым путем диверсификации российского экспорта. Эти компании уже имеют значительные масштабы, поэтому отдача от их модернизации будет заметна в короткие сроки. Возможно ли это в реальности? Очень сложно, но не невозможно. Значительная часть работы должна быть сделана на региональном уровне, путем тиражирования успешного опыта ряда российских регионов. Однако важно, чтобы привлечение западных инвесторов было нацелено не на поставку товаров на внутренний рынок, чтобы исходная ориентация была именно на экспорт продукции, а также чтобы логистика, транспорт и таможня не были непреодолимыми издержками для производств.

Чтобы узнать, какие таможенные тарифы эффективны для производителей, мы оценили, как меняется добавленная стоимость при производстве товаров при существующей структуре тарифа по сравнению со снижением этого тарифа до нуля. Анализ отраслевой структуры тарифов 2014 г. показал, что от протекционизма заметно выигрывают секторы производства мяса, молока, текстиль, обувь, металлургия и др. Но секторы с высокой добавленной стоимостью – там, где вклад российских производителей наиболее ценен, – либо проигрывают от существующих тарифов по сравнению со свободной торговлей (например, производство электрооборудования), либо выигрывают совсем немного. Такой результат говорит о несоответствии структуры тарифа задачам структурной перестройки экономики. По сути, тарифы создают антиэкспортное смещение экономики. Наш анализ также показал, что, если снизить все тарифы в 2 раза, ситуация во многих секторах станет более сбалансированной. Сверхвысокая «защита» местных производителей чуть снижается, но и негативное влияние сокращается. То есть стимулы инвестировать остаются теми же, но при этом уменьшается антиэкспортное смещение.

Другой важный фактор, который отпугивает иностранных инвесторов и вредит российским экспортерам, – затраты на пересечение границы и прохождение таможенных процедур. Их упрощение было одним из приоритетов в программе улучшения бизнес-климата, принятой в 2012 г. Однако если по другим направлениям Россия сильно продвинулась, поднявшись со 120-го места в рейтинге Doing Business до 35-го, то по простоте таможенных процедур мы занимаем 100-ю строчку из 190 стран. В 2015 г. в рамках оптимизации госуправления таможня перешла в ведение Минфина. Это верный шаг – накопленный позитивный опыт в сфере налогового администрирования станет теперь доступен и для таможенных процедур. Распространение практики риск-ориентированного регулирования на таможенные процедуры позволит ускорить прохождение таможни для значительной части бизнеса.

В экономической истории есть случаи, когда страны диверсифицировали свой экспорт за довольно короткий срок – до пяти лет. Ключевую роль в этих изменениях играли иностранные инвесторы, которые приходили в страну с целью обслужить не внутренний рынок, а внешние. Возможен ли такой путь для России? Большой внутренний рынок играет против такого развития событий. Чтобы российские площадки стали рассматриваться как промежуточные ступени в глобальных стратегиях транснациональных компаний, необходимо создавать благоприятные условия путем и снижения тарифов, и упрощения таможенного регулирования, и создания благоприятной и эффективной транспортной и логистической инфраструктуры на перспективных зарубежных направлениях.

Статья подготовлена для аналитического проекта «План перемен»

Автор — профессор РЭШ, директор по прикладным исследованиям ЦЭФИРа

Читать ещё
Preloader more