Статья опубликована в № 4573 от 24.05.2018 под заголовком: Осторожно: рынки закрываются

Пошлины не напугали металлургов

Почему протекционизм может сыграть на руку российским производителям металлов
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

«Без балансирования спроса и предложения, без оптимизации производственных мощностей [металлургическую] отрасль в лучшем случае ждет борьба за выживание», – предрекал в 2013 г. в интервью FT владелец «Северстали» Алексей Мордашов. Он утверждал, что избыток мощностей – проблема всей мировой металлургии, «без ее решения отрасли грозит кризис, сравнимый с началом 2000-х гг., когда обанкротилась четверть металлургических компаний США». Мордашов, возглавлявший в 2012 г. крупнейшую мировую ассоциацию производителей стали, предлагал всем ее участникам сесть за стол переговоров и решить, как сократить предложение.

Но профицит стали остался, и для того, чтобы сохранить прибыльность своих компаний, государства начали прибегать к нетарифному регулированию. Борьба началась. В Евросоюзе (ЕС), Турции, США и ряде других стран прошло несколько десятков антидемпинговых расследований в отношении стального проката из Китая, Японии, Кореи, Бразилии и России. Это привело к увеличению антидемпинговых пошлин для российской стали. Всего в отношении российских металлов действует более 30 ограничений в разных уголках мира, признают металлурги.

«Торговые ограничения стали нерыночным ответом многих стран на изменения в отрасли», – отмечает вице-президент по продажам группы НЛМК Илья Гущин.

Венцом протекционизма стал указ президента США Дональда Трампа ввести с 23 марта 2018 г. 25%-ные ввозные пошлины на сталь и 10%-ные – на алюминий. Указ был принят с исключениями, но на российские предприятия они не распространились.

Стальные цепочки

Российская черная металлургия производит около 71 млн т металла ежегодно. Это вдвое меньше, чем в Советском Союзе, говорит профессор кафедры промышленного менеджмента НИТУ «МИСиС» Игорь Рожков. По данным отраслевой ассоциации «Русская сталь», производство в 2016 г. в России было 69,6 млн т, а потребление – 38,4 млн т, при этом на экспорт идет 29,6 млн т и еще импортируется 4,2 млн т стальной продукции, которая не производится в России. За 2017 г. на экспортных рынках четыре крупнейших российских металлурга – «Северсталь», НЛМК, ММК и Evraz – получили $16,3 млрд (45%) выручки. НЛМК и Evraz большую часть выручки получают на иностранных рынках – 57 и 53% соответственно.

Основные рынки для экспорта – Европа, Азия и США. Связано это не только с контрактными обязательствами, но и с технологическими цепочками, которые смогли выстроить российские металлурги в начале 2000-х гг. Например, НЛМК поставляет на свои предприятия в Европу и США полуфабрикаты (слябы) для того, чтобы производить там толстолистовой и горячекатаный прокат, а Evraz поставляет сталь в США для производства на своих местных заводах труб и рельсов. Почти не поставляет за рубеж сталь ММК: у него по итогам прошлого года лишь 23% выручки приходит от экспортных рынков и совершенно не было отгрузок в США.

При этом Россия – третий крупнейший в мире экспортер стали после Китая и Японии, доля российских металлургов – 7% в мировом экспорте. Япония экспортирует 42,6 млн т (9%).

Больше всех стали производит, потребляет и экспортирует Китай. В 2016 г. из общего производства стали на Китай пришлось 50%, или 815 млн т; большую часть страна оставила у себя, а 109,02 млн т поставила на экспорт, это составило 23% от общего экспорта в мире. Приоритетные рынки для Китая – Европа и США, поясняет аналитик АКРА Максим Худалов.

Европейский протекционизм

По данным европейской ассоциации металлургов Eurofer (объединяет 25% европейских металлургических компаний), в 2015 г. на китайскую, российскую и украинскую сталь приходилось 60% импорта этого металла ЕС. И в мае того же года по заявлению Eurofer против российского и китайского проката началось антидемпинговое расследование в ЕС: отраслевая ассоциация просила проверить правильность ценообразования стоимости горячекатаной стали. Еврокомиссия ввела сначала временные антидемпинговые пошлины для стали из России (19,8–26,2%) и Китая (13,8–16%), а после расследования в августе 2015 г. утвердила постоянные пошлины: 18,7–36% для России и 19% – для Китая.

По такому же сценарию ЕС ограничил ввоз из России горячекатаной стали (пошлина – от 17,6 до 96,5 евро за 1 т), сварных труб (20,5%), трансформаторной стали (21%), бесшовных труб (35,8%). В результате экспорт холоднокатаной стали из России в Европу за последние два года сократился с 75 000 в 2015 г. до 1000 т в 2017 г., а горячекатаной стали – больше чем в 2 раза до 59 000 т. Импорт аналогичных продуктов из Китая снизился в 17 и 6 раз до 5000 и 22 000 т соответственно, свидетельствуют данные Eurofer. Крупнейшие российские металлурги совокупно снизили выручку на европейском рынке на 0,5% до $4,5 млрд.

В 2016 г. Минэкономразвития и российские металлурги не согласились с антидемпинговыми пошлинами ЕС, первое оценило ущерб от действия пошлин в течение полугода в $1,1 млрд, а вторые обратились в суд ЕС с просьбой отменить пошлины. Результата в европейской инстанции добиться не удалось, и в прошлом году Россия обратилась в суд ВТО.

Представитель Минэкономразвития отказался оценивать, какой ущерб понесли российские металлурги за время действия антидемпинговых пошлин.

Сейчас в отношении российской стали действуют ограничения в ЕС, на Украине (антидемпинговые пошлины), в Узбекистане (акцизный налог), Турции (ввозные пошлины), Иране (ввозные пошлины), Бразилии, Аргентине, США, Мексике (квоты на поставки и антидемпинговые пошлины), следует из презентации «Русской стали». Всего в мире действует около 30 мер в отношении российской стали и трубной продукции и их число с каждым годом увеличивается, подтверждает представитель НЛМК.

«Для предотвращения и устранения ограничений на внешних рынках Минэкономразвития совместно с торгпредствами пытается участвовать в антидемпинговых расследованиях, направляет комментарии, принимает участие в консультациях и публичных слушаниях», – говорит представитель министерства. Если выявится, что введенные ограничения не соответствуют нормам ВТО, ограничения могут быть обжалованы, добавляет он.

Перетекли в Азию

23 марта 2018 г. Трамп подписал указ и ввел 25%-ные ввозные пошлины на сталь и 10%-ные пошлины на импорт алюминия. За три дня до этого он так объяснял свои действия: «Если у нас нет [производства] стали – у нас нет страны». За последние 10 лет производство стали в США упало на 20% до 78,5 млн т, хотя потребление превышает 102 млн т в год, говорится в данных ассоциации World Steel.

Кроме того, Трамп призывал восстановить торговый баланс США. В 2016 г. он, как и последние десятилетия, был отрицательным – $800 млрд, свидетельствуют данные ООН. Страна купила больше ($2,2 трлн), чем экспортировала ($1,4 трлн).

Намерение США развязать торговую войну вызвало недовольство ЕС (в нем тоже падает собственное производство стали и за счет импорта растет потребление). После переговоров США освободили ЕС, Австралию, Аргентину, Бразилию и Корею от пошлин на металлы.

Потери российских металлургов от введения США пошлин на ввоз стали и алюминия заместитель министра промышленности и торговли Виктор Евтухов в интервью телеканалу «Россия 24» оценил не менее чем в $2 млрд по стали и $1 млрд – по алюминию. Россия поставляет в США как полуфабрикаты (слябы), так и конечную продукцию (холодно- и горячекатаный прокат). США уже хотели в 2016 г. обложить эти товары антидемпинговой пошлиной, но не стали этого делать, признав российский импорт «ничтожно малым». Поставки конечной стальной продукции в США небольшие, подтверждают представители «Северстали», ММК, Evraz и НЛМК. НЛМК за прошлый год поставил 1,5 млн т слябов, Evraz поставки не раскрывает. В конце марта НЛМК подал заявление в минторг США на исключение слябов из-под действия пошлин.

«ММК не осуществляет поставки продукции в США», – говорит представитель компании. Для ММК приоритетный рынок – внутренний, уточняет он: в 2017 г. компания реализовала здесь 75% продукции и получила 77% выручки. «А для тех объемов, которые направляются на экспорт, рынки сбыта всегда находятся», – сказал он. После введения ЕС антидемпинговых пошлин ММК пересмотрел структуру продаж и перенаправил экспортные потоки на другие направления, в том числе азиатское: в структуре выручки ММК доля ЕС снизилась на 2 п. п. до 3%, соразмерно она выросла в Азии.

США дают «Северстали» всего 2–3% выручки, говорит гендиректор компании Александр Шевелев. Он рассматривает введение пошлин как очень радикальные меры, которые могут иметь серьезные последствия для всех участников рынка. Какие – он не уточнил. Но отметил, что компания «без труда перенаправит продажи на другие рынки».

Для «Северстали» введена минимальная среди российских производителей пошлина при поставках в Евросоюз – 5,3%, которая позволяет нам оставаться конкурентоспособными на этом рынке, говорит гендиректор: «В 2018 г. компания рассчитывает увеличить поставки в ЕС на докризисный уровень – 1,5–2 млн т».

Представитель НЛМК не стал оценивать эффект на финансовые результаты от введения заградительных пошлин США на сталь. Это делать преждевременно до решения минпромторга США по заявлению российской компании добавить ее в список с исключениями. Но продуктовая и географическая диверсификация позволяет гибко реагировать на конъюнктуру и усиление протекционистских мер, заверил представитель НЛМК.

Алюминий в дефиците

10%-ная пошлина на ввоз российского алюминия в США стала наименьшей проблемой для попавшего под санкции производителя этого металла – UC Rusal. Помимо этого минфин США включил бизнесмена Олега Дерипаску и его компании B-Finance LTD, En+ Group и UC Rusal в санкционный список, и теперь американским компаниям и их партнерам нельзя иметь с компаниями Дерипаски экономических отношений без угрозы самим попасть под санкции.

UC Rusal – единственный в России производитель алюминия, может производить 3,8 млн т в год, но выпустил в прошлом году 3,6 млн т. На США у UC Rusal приходилось 14% выручки, компания поставляла туда примерно 570 000 т и заняла 9,5% местного рынка. Всего на экспорт в 2017 г. UC Rusal поставила 82% продукции и получила от этого $8,2 млрд выручки; UC Rusal занимает 6% мирового рынка. При этом алюминий – металл дефицитный: на конец 2017 г. в мире было произведено 62 млн т, а потребление было около 64 млн т, свидетельствуют данные Геологической службы США.

Санкции уже привели к тому, что от сотрудничества с российской компанией отказались несколько десятков поставщиков, покупателей и контрагентов, из совета директоров компании вышли иностранные граждане, а товарные биржи приостановили прием алюминия компании. Капитализация UC Rusal упала почти в 3 раза до $2,15 млрд, а банки и кредиторы, которым компания в общей сложности должна $8,4 млрд, застыли в оцепенении.

Слишком большой, чтобы трогать

Ограничительных мер со стороны США и Европы избежали производимые в России никель, платина и палладий – доля России в мировом производстве этих металлов слишком велика. «Ограничение в США на ввоз этих металлов приведет практически к остановке автомобильной промышленности», – говорит Худалов. Металлы платиновой группы используются в производстве катализаторов для систем выхлопа автомобилей, а никель – для производства аккумуляторов и нержавеющей стали, из которой изготавливаются корпуса машин. Основной производитель платины, палладия и никеля в России – «Норильский никель». На долю российской компании приходится 40% мирового производства палладия, 12% – никеля и 11% – платины. «Норникель» не пострадал ни от одной из ограничительных мер. И если заместить платину «Норникеля» теоретически может Anglo Platinum (ЮАР), на долю которой приходится 39% мирового производства, то по остальным металлам найти замену российскому производителю практически невозможно. Исчезновение 12% никеля с мирового рынка приведет к росту цен на этот металл минимум в 2 раза, констатирует Худалов. Заместить 40% палладия невозможно. «В мире нет сопоставимых по добыче и запасам производителей», – говорит эксперт. В стратегии «Норникеля», обнародованной в ноябре 2017 г., автомобильной промышленности уделяется особое внимание. Замещение дизельных автомобилей бензиновыми в Европе, увеличение числа гибридных автомобилей, рост рынка кроссоверов и внедорожников стимулируют спрос на палладий, повсеместное внедрение электромобилей на аккумуляторных батареях – на никель.

СвернутьПрочитать полный текст

За две недели после введения санкций цена алюминия выросла на 35%, достигая в ходе торгов примерно $2700 за 1 т. Санкции спровоцировали также рост цен на сырье для производства алюминия – глинозем, он подорожал на 30%. Премия за немедленную поставку алюминия со склада выросла до $200 за 1 т. Участники рынка утверждают, что не помнят ничего подобного. «Последствия [санкций] шокировали и напугали отрасль», – цитировала The Wall Street Journal президента Aluminum Extruders Council Джеффа Хендерсона, представляющего интересы использующих алюминий производителей.

Вслед за алюминием начали расти цены на медь (4%) и никель (20%): в одном из крупнейших мировых производителей этого металла – «Норильском никеле» – UC Rusal принадлежит 27,8%.

А США теперь придется искать новых поставщиков алюминия. Ими, несмотря на 10%-ные ввозные пошлины, могут стать производители из Китая, считает Худалов. Если ситуация не изменится, а все основные покупатели алюминия UC Rusal откажутся от покупки ее металла к октябрю этого года, то основным внешним потребителем металла UC Rusal может стать Китай, считает он: «Китайские мощности по производству первичного алюминия работают на угольных электростанциях. Экологическая программа правительства предполагает их закрытие. При этом мощности по обработке алюминия в стране есть». Китай может просто получить 2 млн т первичного алюминия и загрузить ими свои прокатные станы, не загрязняя при этом воздух, добавляет директор по инвестициям TKC Partners Андрей Третельников.

Санкции во благо

Антидемпинговые и заградительные меры уже сильно повлияли на мировой рынок стали и привели его к дисбалансу. Так, с января по май этого года цены на горячекатаный прокат в США подскочили на 40% до $976 за 1 т – последний раз так дорого тонна этой стали стоила до кризиса 2008 г., когда США переживали строительный бум. Для сравнения: цены в Европе на аналогичную продукцию – $671 за 1 т, в Китае – $559, а в России – $551.

При текущем уровне экспорта российская черная металлургия от санкций напрямую не пострадает, если только американцы не применят политическое давление на другие страны, считает Рожков. США «своими санкциями помогают нам развивать собственное производство», говорит он. «Не исключаю, что при замыкании на внутреннее производство усилится роль государства в доле потребляемого металла, но приведет ли это к слияниям и поглощениям, сказать нельзя», – добавляет Рожков. Его коллега с кафедры экономики НИТУ «МИСиС» Александр Алексахин уверен, что любые санкции приводят к импортозамещению, а оно невозможно без дополнительного инвестирования. «Поэтому вполне можно сказать, что Россия входит в новый инвестиционный цикл, если не в самой металлургии, то в области потребления ее продукции», – говорит Алексахин.

К примеру, Россия уже полностью заместила импортные рельсы для высокоскоростных магистралей – их начали производить Evraz и с 2015 г. «Мечел», – а также трубы для бурения в высокосернистых средах (ТМК).

«При прочих равных протекционизм – это не очень хорошо. Это создает нездоровые условия на рынке, за которые в итоге платит конечный потребитель металлургической продукции», – указывает директор по металлургии и горной добыче Prosperity Capital Николай Сосновский. Протекционизмом можно в итоге добиться того, что упадет спрос на металлургическую продукцию из-за роста стоимости товара.

«Если продолжить играть в заграждения и ограничения, то вся мировая экономка схлопнется», – уверен руководитель аналитического департамента БКС Кирилл Чуйко. Пострадают в первую очередь экспортоориентированные компании и страны. Изначальные причины антидемпинговой политики и заградительных пошлин – поддержка внутреннего производителя. Но долго продолжаться эта поддержка не может, иначе это в конечном счете может привести к разгону уровня инфляции, считает эксперт.

И при текущих пошлинах российским металлургам выгодно поставлять металл в США и Европу: даже с учетом пошлин и транспортных расходов при текущих ценах большинство компаний остаются в плюсе, говорит Сосновский.-

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more