Кто присмотрит за Рособрнадзором

Процедуру аккредитации вузов надо менять — она мешает развитию и государственных, и негосударственных университетов
Обращение совпало с отзывом госаккредитации у негосударственной Шанинки /Георгий Шпикалов / ТАСС

Претензии к Рособрнадзору накопились не только у ведущих российских негосударственных университетов, но и у ключевых государственных вузов: представители двух крупных университетских сообществ предложили президенту изменить действующую систему аккредитации как архаичную и подавляющую качественное образование. Обращение совпало с отзывом госаккредитации у негосударственной Шанинки, но напрямую с ним не связано: просто Рособрнадзор тормозит развитие всех качественных вузов.

Письмо подписано главой Ассоциации ведущих университетов России, ректором СПбГУ Николаем Кропачевым и главой ассоциации «Глобальные университеты», ректором НИУ ВШЭ Ярославом Кузьминовым. Две ассоциации представляют 50 вузов, в том числе университеты – образовательные тяжеловесы: МГУ, СПбГУ, МИФИ, МФТИ, МИСиС, МИЭТ, МГИМО, Новосибирский госуниверситет, РАНХиГС, РУДН. Госаккредитация проводится по формальным критериям, цитирует письмо ректоров «Коммерсантъ», а проверяющие Рособрнадзора «часто не обладают достаточной квалификацией и репутацией для принятия самостоятельных решений». Что делать? Ассоциации предлагают процедуру аккредитации модернизировать, проверяющих Рособрнадзора убрать, добавить внешних академических экспертов и работодателей, уйти от системы выявления нарушений в сторону их профилактики, систему оценки вузов сделать прозрачной, а для ведущих госаккредитацию отменить до 2020 г.

Практика в мире разная, но вузы часто аккредитуются негосударственными агентствами – такую схему недавно ввели в Казахстане, говорит Исак Фрумин из Института образования ВШЭ. А в Германии, например, госагентство аккредитует в ряде вузов внутреннюю систему качества, т. е. проверяется то, как вуз сам умеет себя строить и развивать. Нужно усиливать репутационные механизмы внешней экспертизы, а запретительную аккредитацию менять на развивающую, говорит Фрумин.

Рособрнадзор от этого далек: он действует чисто бюрократически, и если на этапе отбраковки слабых вузов и филиалов формальные критерии оценки качества образования могли быть полезны, то теперь, когда расчистка фактически завершена, бюрократический механизм явно неэффективен и с учетом отрыва от ректорского и экспертно-научного сообщества даже опасен, как показал опыт Европейского университета и Шанинки. Само по себе обращение ректорского сообщества напрямую к президенту – это, по сути, признание, что совладать с Рособрнадзором на любом другом уровне не получается: так технический вроде бы вопрос выносится в политическое поле и адресуется единственному человеку, с которым ассоциируется решение хоть каких-то проблем, в том числе созданных самим государством.