Статья опубликована в № 4605 от 10.07.2018 под заголовком: Взгляд на экстремизм сверху

Кто отредактирует экстремизм

Частичная декриминализация антиэкстремистской статьи 282 УК позволит соблюсти баланс интересов общества и правоохранителей
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Активизировавшееся обсуждение назревших изменений антиэкстремистской ст. 282 Уголовного кодекса, которая, в частности, позволяет наказывать лишением свободы за репосты и лайки, – само по себе хороший знак. Случаи абсурдного и одновременно циничного применения законодательства ломают судьбы сотням граждан ежегодно, позволяя правоохранительным органам зарабатывать легкие «палки» на чтении соцсетей, но не создавая реального эффекта успешной борьбы с проявлениями экстремизма. Частичная декриминализация статьи позволит соблюсти баланс интересов общества и правоохранителей – но для этого, похоже, снова требуется политическое решение на самом верху.

Обсуждение ведется на разных уровнях. На прошлой неделе правоприменительную практику и возможные варианты либерализации законодательства обсуждали в исполкоме ОНФ, который вместе с Генпрокуратурой по поручению президента готовит для него доклад. Поручение изучить практику по ст. 282 Владимир Путин дал вскоре после прямой линии, где вопрос о возможности декриминализации задал депутат Госдумы Сергей Шаргунов. Разработанный им с коллегой Алексеем Журавлевым законопроект уже внесен в Госдуму. Депутаты предлагают убрать из ст. 282 УК упоминание интернета, взамен создать соответствующую статью в КоАПе (и вместо лишения свободы на срок до пяти лет наказывать нарушителей штрафами или административным арестом на 15 суток) – по мнению депутатов, такое наказание более соответствует степени общественной опасности репостов и лайков. Однако против такого смягчения высказался Верховный суд.

Другой вариант, если верить источникам «Интерфакса», – частичная декриминализация по аналогии с законодательством о нарушении правил организации и проведения митингов, когда уголовная ответственность наступает лишь при повторном нарушении. Осенью 2017 г. вопрос изменения ст. 282 поднимался на заседании Совета по правам человека при президенте, но рекомендации не были опубликованы.

Антиэкстремистское правоприменение становится непопулярным – в том числе среди отдельных представителей власти – из-за скандальности и нелепости кейсов, отмечает директор центра «Сова» Александр Верховский («не нужно все доводить до маразма», признавал Путин). Однако ст. 282 – это рабочий репрессивный механизм, отказываться от него полностью силовики не готовы, да и декриминализация им едва ли понравится – снижается профилактическая составляющая, полагает Верховский. Число дел по ст. 282 заметно выросло после протестной зимы 2011–2012 гг., отмечали юристы «Агоры», это удобный способ подвести под статью критиков власти любого масштаба: ни оперативники, ни судьи, как правило, не берут в расчет ни контекст постов, ни размер аудитории. Говорить, что дело сдвинулось с мертвой точки, можно будет, если законопроект будет принят хотя бы в первом чтении, скептичен глава «Агоры» Павел Чиков. Конфликты общественного и ведомственного интересов в горизонтальном измерении едва ли разрешимы: вот и президент, похоже, решил замкнуть вопрос на себя.

Читать ещё
Preloader more