Статья опубликована в № 4606 от 11.07.2018 под заголовком: Безнадзорные университеты

Безнадзорные университеты

Андрей Волков и Дара Мельник из Школы управления Сколково о том, как реформировать систему оценки качества высшего образования
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Через несколько месяцев дискуссия о Шанинке утихнет. Все вернется на круги своя. Если проект расширения полномочий Рособрнадзора будет согласован, служба окончательно превратится во всевластную структуру. Нормотворческие, разрешительные и контрольные функции будут в одних руках: Рособрнадзор будет сам разрабатывать процедуры лицензирования и аккредитации, сам их проводить и сам себя контролировать. Такое не раз случалось в нашей истории, но логически это недопустимо. Карфаген надзора должен быть разрушен. Пришло время построить на его месте новую, современную систему.

Мы интегрируемся в образовательное, научное и технологическое пространства мира. Все больше наших университетов – и не только из Москвы и Петербурга – вступают в глобальную игру. Стали появляться интересные эксперименты – от проработавшей год, но успевшей удивить мир Школы перспективных исследований Тюменского госуниверситета до нового IT-бакалавриата в Томске. Они создаются под будущее, а не прошлое. Мы идем вперед. Но идем, продираясь через колючий кустарник ревизионно-надзорных операций, который не дает набрать скорость.

Рособрнадзор был создан для проведения ЕГЭ и для борьбы с псевдоуниверситетами, зарабатывающими торговлей дипломами. Обе задачи выполнены, и теперь Рособрнадзор стал приносить больше вреда, чем пользы: проверки больше не влияют на долю неэффективных вузов и повышению качества тоже не способствуют, но каждая проверка замораживает деятельность университета, вызывая усталость и отторжение у сотрудников, которые готовят все больше документов (для аккредитации одной программы нужно примерно 500 страниц текста), вместо того чтобы заниматься научной и образовательной деятельностью. Неочевидное, но одно из самых разрушительных последствий практик Рособрнадзора – это нежелание талантливых управленцев занимать административные должности в вузах. Ведь вся тяжелая работа по университетостроительству может сгореть, когда вуз попадет под раздачу. Университетские лидеры, стоящие за новым и прогрессивным, даже сами себе порой напоминают летчиков-камикадзе. И у Европейского, и у Шанинки большинство преподавателей, образовательных и исследовательских проектов мирового класса. Европейский входит в пятерку лучших вузов страны по уровню доходов выпускников. Шанинка лидирует по востребованности выпускников своих профильных направлений. Это не помогло. И ничего не поможет – невозможно оформить весь массив бумаг правильно. А это и остается главным критерием оценки. Отнюдь не реальное качество.

Чтобы быть институтом развития, университеты должны перестать быть правильными документарными машинами. Им необходимо действовать предпринимательски – рисковать, искать новые возможности, выходить на рынок прорывных технологий. И да, иногда ошибаться. Рособрнадзор же смотрит на университеты только как на механизмы. В его руках право давать и забирать аккредитацию используется исключительно как механизм приведения в соответствие. А что лучше стандартизации убивает предпринимательский дух?

Пришло время радикально изменить подход и предложить новую систему. На каких принципах она должна быть построена?

Принцип первый. Передовые вузы должны перейти к взаимной оценке – так они получат необходимую свободу и одновременно будут нести ответственность за качество образования друг друга. Это означает, что они не будут обязаны выполнять так называемые Федеральные государственные образовательные стандарты. Да, и сейчас передовые университеты могут отклоняться от стандартов, но при условии соблюдения правила «не ниже федеральных стандартов», как лукаво говорится в законе.

Какие из вузов считать передовыми? Только университеты с высокой динамикой роста репутации смогут выжить в современной конкурентной среде мирового высшего образования – все остальные будут пассивно наблюдать, как лучшие абитуриенты улетают в другие страны. Динамичные университеты постоянно отслеживают свое движение в зеркалах международных рейтингов, привыкли к строгой непредвзятой оценке и больше всего нуждаются в «свободе для маневра». В группу взаимной аккредитации могли бы войти вузы, представившие существенную амбицию на мировую конкурентоспособность. В первую очередь это наиболее успешные университеты программ развития: 5-100, опорные, федеральные, национальные исследовательские, а также небольшая группа глобальных по своей деятельности новаторских вузов: Европейский, Шанинка, РЭШ и т. п.

Правительство должно делегировать аккредитационное право новой, неправительственной организации. В перспективе делегированная государственная аккредитация должна быть заменена на оценку от профобъединений.

Принцип второй. В экспертном совете организации должны быть представлены интересы всех ключевых стейкхолдеров университетского развития: университетского мира, правительства, бизнеса и глобального сообщества. Каждый член совета должен будет нести персональную ответственность за принятую стратегию. При нынешнем охлаждении дипломатических отношений привлечение иностранных экспертов в совет будет сложной, но необходимой операцией. Мы часто говорим о ценности зарубежного опыта, бездумно копируя модели, созданные под другой национальный контекст, однако сторонимся компетентной международной экспертизы.

Большинство стран Центральной и Северной Европы закончили начатый в 1980-х гг. переход от контроля к поддержке качества. Университеты сами оценивают свой прогресс и анализируют результаты, делая выводы для дальнейшей стратегии. Внешние эксперты оценивают эффективность системы самоанализа и общей динамики изменений. В США негосударственная взаимная аккредитация функционирует с начала XX в. Сейчас высшее образование США готовится к переходу от нормализации к разнообразию – ведь нет одного способа быть университетом экстра-класса. Международные эксперты могут предложить релевантные для нас выводы из этого богатого опыта.

Принцип третий. Высокий уровень экспертов. Типовой эксперт Рособрнадзора – сотрудник слабого вуза. По данным анализа Института проблем правоприменения при Европейском университете, только 13% экспертов работают в сильных университетах, треть – из вузов, признанных неэффективными! Эксперты, выполняющие мониторинг качества в новой системе, должны быть профессионалами экстра-класса. На первом этапе нужно будет привлекать исключительно экспертов из вузов программ развития.

Принцип четвертый. Переход к динамике в оценках. Рособрнадзор измеряет качество в статике, фиксируя текущее состояние вуза – «соответствует / не соответствует стандарту в данный момент». А оценивать нужно дельту развития, динамику. За оценкой должна следовать подготовка пакета экспертных рекомендаций, уникального для каждого случая.

Новую систему будет сложно вводить. На пути будет много преград и ошибок. Но дорога в тысячу ли начинается с первого шага, как говорится в древней китайской пословице. Таким шагом должно стать заявление от передовых университетов о готовности взять на себя ответственность за качество образования. Их никто не защитит от надзора за развитием, кроме них самих.

Авторы — научный руководитель и исследователь Московской школы управления «Сколково»

Читать ещё
Preloader more