Что грозит депутатам, голосующим не так, как надо

Фронда сходит депутатам с рук чаще, чем кажется
После голосования Поклонской против повышения пенсионного возраста партийное руководство пригрозило, что рассмотрит «разные» виды воздействия на нее /Антон Новодережкин / ТАСС

Протестное, вопреки позиции фракции, голосование (или протестное же неучастие) депутатов Госдумы не всегда грозит им суровым наказанием. Историй, когда несогласные депутаты были действительно так или иначе наказаны за свободное волеизъявление, меньше, чем эпизодов, когда фронда сошла им с рук, – правда, только если у партии и фракции не было других поводов для недовольства ими.

Правительственный законопроект о повышении пенсионного возраста, вызвавший резкое недовольство в обществе, расколол и депутатов Госдумы. Закон был принят голосами одной только «Единой России», которая ранее приняла решение о консолидированном голосовании, парламентская оппозиция – КПРФ, «Справедливая Россия», ЛДПР, – которая часто поддерживает инициативы власти, на этот раз высказалась против. Воздержавшихся не было.

В этой успокаивающей правительство статистике (одних только голосов единороссов хватит, чтобы принять закон и во втором, и в третьем чтениях) есть тем не менее скрытая фронда. Один член фракции «Единая Россия» – Наталья Поклонская проголосовала против, восемь единороссов вообще не голосовали: заместитель секретаря генсовета «Единой России» Сергей Железняк и еще четыре депутата на больничном, Вячеслав Фетисов в командировке, Виктор Игнатов и Виталий Милонов взяли отгулы «по семейным обстоятельствам».

Собственно фрондеров среди них трое: Поклонская еще накануне голосования заявляла, что реформу в ее нынешнем виде не одобряет, критиковал закон также Милонов, источники «Дождя» в партии говорили, что и Железняку идея правительства не нравится. Зато «за» проголосовал, например, Вячеслав Лысаков, который ранее тоже высказывался против повышения, но потом в Facebook объяснил свое решение возможностью сохранить мандат, чтобы работать над смягчением закона и в целом продолжать представлять интересы своих избирателей.

Это не первый случай, когда отдельные депутаты Госдумы идут против позиции фракции (например, в случае утверждения Дмитрия Медведева премьером) или даже всех фракций (как это было в случае «общего» закона о запрете усыновления российских сирот иностранцами). Чем обернулась для них фронда? Самый суровый вариант – исключение из фракции – применяется редко: например, его жертвами стали четыре депутата из «Справедливой России», вопреки решению коллег поддержавшие назначение Медведева премьером, в том числе Алексей Митрофанов и Леонид Левин. Если для Митрофанова карьера в парламенте потом закончилась (но по другим причинам – он был лишен неприкосновенности в связи с уголовным делом), то для Левина – нет: он не только вернулся во фракцию, но и переизбрался на новый срок и даже получил пост главы комитета по фракционной квоте. Другая резонансная инициатива – запрет усыновления российских сирот иностранцами как ответ на американский акт Магнитского. Законопроект был внесен представителями всех фракций, что предполагало единодушную же его поддержку – она должна была продемонстрировать сплоченность парламента в политически ответственный момент. Как отдельная поправка запрет был принят абсолютным большинством, но не единодушно: 17 депутатов проголосовали против, в том числе единоросс Борис Резник и 16 членов «Справедливой России». Влиятельный единоросс Александр Сидякин не голосовал по поправке по этическим соображениям, но в целом законопроект во втором чтении поддержал, объяснив это партийной дисциплиной. Как и второй не голосовавший член фракции «Единой России» – Ольга Тимофеева, Сидякин был затем переизбран депутатом от партии власти. Сидякин и Тимофеева (сейчас зампред Госдумы) – это депутаты-тяжеловесы с заслугами перед фракцией: им фронда позволена. Резнику, который таких заслуг не имел, переизбраться не удалось. А, например, проголосовавший также «против» депутат от «Справедливой России» Александр Бурков сейчас врио губернатора Омской области.

После голосования Поклонской против повышения пенсионного возраста партийное руководство пригрозило, что рассмотрит «разные» виды воздействия на нее, одним из которых может быть лишение поста главы думской комиссии – она получила его по фракционной квоте. Депутат Лысаков в своей записи намекает, что на кону был его депутатский мандат – но только если бы он сдал его добровольно: отозвать его за «неправильное» голосование по закону нельзя.

В отличие от запрета иностранного усыновления повышение пенсионного возраста поддерживается не всеми: возражают 80% россиян, ОНФ, ряд регионов и губернаторов, напоминает политолог Александр Пожалов. Закон не во всем совпадает с идеологией «Единой России», требование фракции обязательно его поддержать избыточно, считает он. Железняк, как представитель партийного руководства, намного теснее связан с партией и фракцией обязательствами, чем беспартийная Поклонская, с него спрос выше. Строгое наказание для раскольников применяется редко, история с запретом усыновления вообще имела мало суровых последствий, но и случаи такого раскалывающего голосования в последнее время редки, отмечает Пожалов.