Статья опубликована в № 4637 от 23.08.2018 под заголовком: Человек недели: Олег Сенцов

Почему Владимир Путин не отпускает Олега Сенцова

Возможно, максимум гуманности, который может позволить себе Кремль, – дать ему умереть не в ямальской колонии, а в украинской больнице

22 августа стало 101-м днем голодовки украинского режиссера Олега Сенцова, отбывающего 20-летний срок за терроризм в колонии в Ямало-Ненецком округе. Его состояние, по словам адвокатов, ухудшается с каждым днем, во что поверить, к сожалению, гораздо легче, чем в успокоительные заявления ФСИН об отсутствии угрозы жизни.

Освободить режиссера регулярно требуют всевозможные международные организации – от «Международной амнистии» до Евросоюза и ОБСЕ. В его поддержку высказываются известнейшие и авторитетнейшие кинорежиссеры – от Педро Альмодовара до Александра Сокурова. Дело Сенцова стало одной из постоянных тем большинства встреч российского президента с его зарубежными коллегами. При этом «террорист» Сенцов никого не убил и не покалечил – даже по официальной версии, весь его «терроризм» заключался в ночном поджоге дверей пустой штаб-квартиры «Единой России» и намерении взорвать ночью бомбу у памятника Ленину (Сенцов вины не признал). При этом украинскую военнослужащую Надежду Савченко, приговоренную к 22 годам за пособничество в убийстве двух российских журналистов, Владимир Путин все-таки помиловал и обменял на двух захваченных в Донбассе российских граждан.

Так почему же Путин не отпускает Сенцова?

Тиражируемый российскими властями тезис о том, что режиссер должен сам написать прошение о помиловании (чего он делать ни в коем случае не намерен), разумеется, отговорка в чистом виде. Такой пункт действительно есть в утвержденном президентом Положении о порядке рассмотрения ходатайств о помиловании, но это не помешало Путину изменить этот порядок де-факто, освободив Савченко «из гуманитарных соображений» по просьбе родственников погибших журналистов.

Тогда в чем же причина? Ответов на этот вопрос можно придумать много, но большинство аргументов легко разбиваются все тем же сравнением с делом Савченко.

Путин никогда не принимает решений под внешним давлением? Но по поводу Савченко такое давление точно было не меньшим. К тому же если Сенцов умрет, то это нанесет России и лично Путину куда больший политический ущерб, нежели «вынужденное» помилование режиссера.

Освобождению мешает излишний информационный шум и регулярные вбросы об уже согласованном с Киевом обмене? Но с Савченко и шума, и вбросов тоже было немало, в том числе и прямо перед помилованием.

Крым для Путина – слишком чувствительная тема? В личном плане это, возможно, и так, но с точки зрения большой политики тема Донбасса даже более значима: в конце концов, с российским Крымом Запад, похоже, уже почти готов смириться – в отличие от войны в Донбассе.

Впрочем, последняя версия, по-моему, ближе всего к правде, хотя и немного с другим акцентом. Могу предположить, что главное для Кремля в деле Сенцова – это месседж, посланный таким образом всем заинтересованным лицам. Не важно, взрывал ли режиссер бомбы и наносил ли кому-то реальный ущерб. Главное – он искренний противник перехода Крыма в состав России, и именно за это, по мнению Кремля, нужно наказывать максимально жестко. Чтобы каждый, кто позволит себе такое, понимал, что тоже легко может сесть на запредельный срок или умереть в тюрьме.

И если это действительно так, то, боюсь, максимум гуманности, который Кремль может себе позволить в отношении Сенцова, – это дать ему умереть не в ямальской колонии, а в украинской больнице.

Читать ещё
Preloader more