Статья опубликована в № 4655 от 18.09.2018 под заголовком: Цифра недели: 25 базисных пунктов, на столько выросла ключевая ставка Центробанка

Почему Центробанк все-таки повысил ключевую ставку

Повышение ставки может выглядеть излишним ужесточением политики – но в нем виновато и правительство

Повысив ключевую ставку на 25 базисных пунктов, Центробанк удивил аналитиков, но не рынки. Первые в большинстве своем ждали сохранения ставки, вторые – ее повышения. ЦБ готовил к своему решению – и председатель Эльвира Набиуллина, и ее подчиненные говорили и писали о возможности такого исхода заседания совета директоров. И тем не менее, когда мы в редакции обсуждали, не организовать ли тотализатор на ставку, я собирался поставить на hold – это мне казалось более верным решением, хотя развитие сюжета и закон жанра требовали hike.

Повышение ставки при пусть и ускоряющейся, но все еще далекой от таргета ЦБ инфляции и сейчас выглядит излишним ужесточением политики и отступлением от принципа инфляционного таргетирования – ключевыми факторами, очевидно, стали падение курса рубля (которое, конечно, еще ретранслируется в ускорение инфляции) и рост доходностей ОФЗ. К тому же повышением ставки ЦБ не остановит связанный с санкциями отток капитала, не сможет компенсировать общую волатильность развивающихся рынков. Вместо этого регулятор мог задействовать другой имевшийся в его распоряжении арсенал – пресс-конференцию Набиуллиной и доклад о денежно-кредитной политике – для словесных интервенций и сигналов рынку. А также использованное ЦБ продление до конца года моратория на покупки валюты по бюджетному правилу на внутреннем рынке.

Если же ситуация потребует, то повышать ставку в следующий раз ЦБ придется с более высокого уровня. С другой стороны, возможно, именно к этому и готовится регулятор – поднимает ставку сейчас, чтобы в следующий раз повышение не было столь резким. В ЦБ, думаю, навсегда запомнят, как в декабре 2014 г. пришлось взвинтить ставку сразу на 6,5 процентного пункта, и регулятор мог предпочесть сыграть на упреждение. В конце концов, решение об ужесточении санкций США еще впереди. А ЦБ ожидает ускорения инфляции в 2019 г. уже выше таргета – до 5–5,5%.

Впрочем, в ужесточении политики ЦБ во многом виновато и российское правительство. Повышение НДС на 2 процентных пункта до 20% с 2019 г. уже закладывается в цены, стимулирует людей совершать крупные покупки и вносит свой вклад в рост цен. Его ЦБ оценивает в 1 процентный пункт.

Повышение налогов – не единственный вклад правительства и других властей в инфляцию. Регулятор перечисляет и другие в приложении к проекту Основных направлений денежно-кредитной политики на следующие три года: несовершенная конкуренция, барьеры для входа на рынок, непредсказуемое тарифное регулирование в регионах «из-за нежелания спровоцировать рост социальной напряженности». «Ярким примером является рынок нефти и нефтепродуктов», – пишет ЦБ про рынки с несовершенной конкуренцией. И немудрено – почти половина добычи нефти и около 40% нефтепереработки приходится на государственную «Роснефть», возглавляемую Игорем Сечиным. Приводит ЦБ примеры и «точечного влияния» – скачок цен вызовет введение обязательной электронной сертификации продукции животноводства в системе «Меркурий»: сильнее всего на товары, которые по пути к потребителям проходят через наибольшее количество промежуточных остановок. Например, поставщики продуктов в рестораны и кафе увеличивают цены в среднем на 10%, показал опрос ЦБ.-

Читать ещё
Preloader more