Статья опубликована в № 4660 от 25.09.2018 под заголовком: Цифра недели 28% голосов получил во втором туре выборов губернатор Хабаровского края Вячеслав Шпорт

Как вернуть управляемой демократии управляемость

Один из вариантов нейтрализации протестного голосования – отделить выборы от власти
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Губернаторы, конечно, «отличились» во всех четырех регионах, где пришлось объявлять второй тур, но результат Вячеслава Шпорта, отработавшего губернатором девять лет, особенно впечатляет. Предыдущие выборы в 2013 г. он выиграл в одну калитку, набрав 64% – в 3 с лишним раза больше ближайшего соперника. Через пять лет тот же соперник, депутат Госдумы от ЛДПР Сергей Фургал, заручился поддержкой уже почти 70% избирателей, вдвое увеличив свой результат в первом туре.

Есть и еще один занимательный показатель: 57% голосов получил во втором туре выборов владимирского губернатора Владимир Сипягин, считавшийся сугубо техническим кандидатом. В отличие от Фургала, трижды избиравшегося в Госдуму и председательствовавшего в комитете по охране здоровья, о Сипягине, лидере фракции ЛДПР в областном парламенте, до 9 сентября на федеральном уровне не знал фактически никто. Но он тоже почти удвоил свои проценты, опередив на 40% губернатора Светлану Орлову.

А ведь в четырех проблемных регионах власть вроде перепробовала все мыслимые варианты.

В Приморье, где губернатору в первом туре не хватило каких-то 5% голосов, сначала решили вообще ничего не делать и спохватились лишь под конец подсчета голосов, занявшись банальным переписыванием протоколов по рецептам 2011 г. В Хабаровске после 35% Шпорта в первом туре, наоборот, проявили повышенную активность, занявшись одновременно и мобилизацией лояльных избирателей, и закулисными межэлитными переговорами. Но вместо лояльного электората почему-то мобилизовался нелояльный, а приглашение Фургала в заместители Шпорта произвело эффект, прямо противоположный ожидаемому. Наконец, во Владимире Орлова выступила чисто по-женски: обратилась к избирателям, покаялась в ошибках и предложила исправлять их всем вместе. Но опять не сработало.

А ведь есть еще Хакасия с безоговорочно лидирующим техническим кандидатом от КПРФ, где отменить выборы целиком пока не получилось, но этот вариант кажется для Кремля почти столь же безальтернативным, как и в Приморье.

Так что же теперь делать тем, кто управляет нашей, как вдруг оказалось, не такой уж управляемой демократией? Возвращаться к массовым фальсификациям, размазывая их более тонким слоем, чтобы было не так заметно? Ужесточить муниципальный фильтр и заставить кандидатов собирать подписи не только местных депутатов, но и сотрудников администрации президента? Или же просто отменить эти выборы, пока технические кандидаты (или, по-научному, «ноунеймы» – безымянные) не пошли во власть стройными рядами?

В каждом из этих вариантов есть и плюсы, и минусы, но главная загвоздка в том, что полностью возникшую проблему они не решат. Ужесточение фильтра при сохранении даже номинальной конкуренции все равно оставит избирателям возможность голосовать за «ноунейма». А переписывание протоколов, как и назначение губернаторов, хотя и даст гарантированный кадровый результат, лишит россиян возможности мирно выпускать пар, коего в их организмах в последние месяцы копится все больше.

Впрочем, возможны, наверное, и варианты поизысканнее – например, известная схема с сити-менеджерами. Раз уж нашим людям так понравилось веселиться у урн, надо отделить выборы от власти: «ноунеймы» станут ничего не решающими свадебными губернаторами, а управлять регионами продолжат тщательно отобранные технократы. Правда, тут стоит вспомнить, что даже на местном уровне эта двуглавая система, по сути, не прижилась, поскольку приводила к затяжным конфликтам и текучке кадров. И еще не известно, что для федерального центра хуже: один раз в год опозориться на выборах или месяцами разруливать конфликты между «народным» и «кремлевским» губернаторами.-

Читать ещё
Preloader more