Церковно-государственный раскол

Для светской власти проблемы РПЦ — это проблемы, не отделенные от государства
Евгений Разумный / Ведомости

Церковный раскол, который возник после того, как Константинопольский патриархат отменил документ 1686 г. о подчинении украинской церкви Московской патриархии, а в ответ Синод Русской православной церкви (РПЦ) решил прекратить евхаристическое общение с Константинополем, отражает не только внутрицерковный, но и межгосударственный конфликт между Россией и Украиной. Раскол ослабит «мягкую силу» не только РПЦ, но и светской Москвы, рассматривающей отделенную от государства Церковь как проводник идей своего «русского мира», но активное подключение светской власти к конфликту может только осложнить ситуацию.

Во вторник, после того как Синод объявил о своем ответном решении, пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков заявил, что Кремль «с большой обеспокоенностью» следит за конфликтом между Москвой и Константинополем. Такого рода официальные заявления российских чиновников традиционно предваряются словами об отделении Церкви от государства в России и невмешательстве светских властей в ее дела, но на деле это, скорее, лукавство. Если Церковь самостоятельна, то непонятно, почему вопросы ее деятельности на территории соседнего независимого государства рассматриваются Советом безопасности (совещание состоялось в субботу) – органом, который отвечает за разработку и реализацию стратегии внешней политики России. Да и сам язык, которым пользуются российские официальные лица, комментируя происходящее, – это легко узнаваемый язык той же самой «геополитики». Яркий пример – резкое заявление Сергея Лаврова, назвавшего в пятницу в интервью французским журналистам решение о возможном предоставлении автокефалии украинской церкви «провокацией, которую сейчас затевает патриарх константинопольский Варфоломей при прямой публичной поддержке из Вашингтона» (цитата по mid.ru). Кремль, особенно в последние годы, стремился использовать РПЦ как инструмент влияния в других странах и воспринимает церковный конфликт как попытку ограничить сферу влияния России на «канонической территории» бывшей советской империи. «Мы надеемся на то, что все-таки мудрость восторжествует. В то же время мы, конечно, надеемся, что все интересы РПЦ будут соблюдены», – заявил Песков.

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью