Когда отклонение от инфляции плюс-минус несколько тысяч процентов не имеет значения

Кризис в Венесуэле достиг астрономических масштабов

Компания Colgate-Palmolive, одна из немногих международных компаний, еще продолжающих работать в Венесуэле, в октябре остановила свое предприятие в этой стране. Но не потому, что у нее кончились ингредиенты для производства зубных паст – их компания пока завозит, а из-за нехватки картонных коробок. Их перестала выпускать фабрика, принадлежавшая ирландской Smurfit Kappa, но конфискованная в сентябре правительством президента Николаса Мадуро. Подобная политика Мадуро и его предшественника Уго Чавеса и привела к тому, что жители страны, которая еще полвека назад была одной из богатейших в Латинской Америке, уже не первый год часами стоят в очередях за товарами первой необходимости. Правда, Чавес, именем которого по необъяснимой причине названа улица в Москве (говорят, стараниями руководителя одной российской нефтяной компании, сотрудничающей с венесуэльским режимом), не успел увидеть плоды своей боливарианской революции. Он умер, пока цены на нефть были еще высоки.

Ситуация с коробками и Colgate означает, что венесуэльцам, у которых все меньше возможностей зарабатывать (люди бегут даже из государственной нефтяной компании PDVSA, деградирующей на глазах под руководством назначенного Мадуро генерала, а количество частных компаний за 20 лет сократилось в 5 раз), придется платить еще больше денег, чтобы приобрести все более дефицитную зубную пасту. В том числе по этой причине цены в стране, по данным парламента (официальная статистика не публикуется с 2015 г.), выросли в октябре на 833 000% по сравнению с октябрем 2017 г. При этом в сентябре годовые темпы инфляции были почти вдвое ниже, но все равно составляли фантастические 488 000%.

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью