Статья опубликована в № 4693 от 12.11.2018 под заголовком: Как сделать арбитражных управляющих по-настоящему независимыми

Как сделать арбитражных управляющих по-настоящему независимыми

Юрист Дмитрий Константинов о пользе случайного выбора управляющего для борьбы со злоупотреблениями
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Процедура банкротства в России сегодня неэффективна: процент удовлетворения требований кредиторов у нас чрезвычайно мал. При этом в реальности практически все банкротства контролируемые, потому что арбитражные управляющие действуют фактически как лица, нанятые участниками процедуры. И эти два факта, безусловно, тесно связаны.

Закон о банкротстве декларирует, что арбитражный управляющий независим и действует в интересах «должника, кредиторов и общества». Его кандидатура во всех процедурах банкротства, кроме наблюдения, утверждается большинством голосов кредиторов. На первый взгляд это выглядит справедливо, но на самом деле все не совсем так. Во многих случаях у должников есть профессиональные кредиторы (прежде всего банки), размер требований которых зачастую дает возможность назначать «своего» управляющего. Который, соответственно, может ориентироваться в первую очередь на интересы кредитора-«заказчика» и не особенно стремиться удовлетворить интересы всех остальных.

Банки обычно жестко контролируют процедуру банкротств, и зачастую они (разумеется, исключительно по совпадению) оказываются единственными кредиторами, получающими в них удовлетворение. Нередки войны за контроль над собранием кредиторов, когда заинтересованные стороны добиваются включения в реестр своих требований и невключения чужих. Победитель получает возможность назначить «своего» управляющего и беспрепятственно проводить через собрание кредиторов любое решение. Такая ситуация выглядит дико. Стороны ведь не выбирают судью – тогда почему они выбирают арбитражного управляющего?

Простор для злоупотреблений

По закону о банкротстве расчеты с кредиторами производятся пропорционально в рамках одной очереди – и управляющие не могут изменить этот порядок, но пространство для злоупотреблений остается. От управляющего во многом зависит то, как реализуется имущество должника: например, он может помочь залоговому кредитору оставить за собой предмет залога и при этом минимизировать обязательные перечисления с его стороны в конкурсную массу. В еще более одиозных случаях управляющий обеспечивает реализацию имущества должника по заниженной цене в пользу компании, контролируемой заказчиком.

Недобросовестный управляющий также может по указанию заказчика оспорить или не оспорить определенные сделки должника, подать или не подать заявление о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц компании и т. д. Такие тактики, конечно, стоят на грани (а зачастую и за гранью) уголовного закона, но правоохранительные органы на такие случаи реагируют крайне неохотно. Поэтому даже для добросовестного кредитора основной инструментарий в борьбе за имущество должника – назначение «своего» управляющего.

По воле случая

Кандидатура арбитражного управляющего даже в рамках закона не всегда избирается большинством кредиторов. В наблюдении – упрощенной процедуре – действует другой порядок. При банкротстве по инициативе кредитора суд утверждает кандидатуру, которую предлагает первый заявитель. Раньше это мог делать даже сам должник. Но с 2015 г. в случае упрощенной процедуры, инициированной должником, управляющего случайным образом выбирает электронная система. Введение этого правила показало, что государство понимает наличие проблемы контролируемого назначения арбитражных управляющих. Однако дальше власти не пошли – на другие процедуры банкротства эта норма не распространилась, хотя объективных препятствий нет.

Система случайного выбора уже много лет действует в арбитражном суде – так происходит распределение дел между судьями, и в целом она зарекомендовала себя как эффективная. На мой взгляд, ее можно придерживаться и при выборе арбитражного управляющего.

Речь может идти и о назначении случайного менеджера из предложенной кредитором СРО, и о рейтинговании управляющих с дальнейшим случайным выбором среди кандидатов с одинаковым рейтингом, и о случайном выборе управляющих, аккредитованных при суде. Главное – чтобы ни один из участников дела не имел возможности повлиять на выбор конкретного управляющего в своей процедуре.

Выбор решает не все

Банки выступают против изменения существующей системы. Официально они ссылаются на повальную некомпетентность и недобросовестность арбитражных управляющих, и причины для такой оценки есть. Но как может сформироваться цивилизованный рынок услуг управляющих, если большая часть их доходов складывается из неофициального вознаграждения за лояльность? И должна ли одна проблема создавать другую?

Возражения банков могут быть учтены при законодательном закреплении новой системы назначения управляющих. Существует много способов обеспечить необходимую компетентность специалистов. Например, судья, слушающий дело о банкротстве, может проверить соответствие опыта управляющего сложности конкретной процедуры, на которую он назначается. Очевидно, что для этого нужно будет законодательно закрепить соответствующие критерии, а возможно, и систему рейтингов в целом. Но сути это не меняет – кандидатуры управляющих должны быть представлены суду на основе случайного выбора.

Другой процент

Правда, надо признать, что порядок назначения управляющих не единственная причина проблем с процедурами банкротства. Представители профессионального сообщества, например, часто ссылаются на низкий размер фиксированного вознаграждения. Сейчас он компенсируется правом управляющего на процент от средств, направленных на расчеты с кредиторами. Но ждать окончания процедуры банкротства для получения своих процентов мало кто хочет, поэтому многие управляющие ищут заказчика, который мог бы финансировать их деятельность с самого начала. Очевидно, что без изменения процента вознаграждения выбранные случайным образом специалисты вряд ли станут более независимыми финансово.

Разумеется, кредиторы никогда не получат больше, чем стоят активы должника. Поэтому не стоит ожидать полного расчета со всеми кредиторами в каждой процедуре банкротства – если бы это было возможным, банкротов в принципе не было бы. Но независимый и компетентный арбитражный управляющий может выступить в качестве гарантии эффективности формирования конкурсной массы и ее справедливого и равного распределения.

На мой взгляд, реформа порядка назначения арбитражных управляющих в нашей стране назрела. Нет никакого смысла ужесточать ответственность за формальные нарушения и одновременно принуждать управляющих работать на одного из участников банкротного процесса. Когда назначение менеджера и его материальное благополучие зависит от кредитора или должника, он будет рассматривать такого спонсора как заказчика, а иногда даже нарушать закон в его интересах. Единственный выход из этой ситуации – обеспечить назначение объективно независимых управляющих, которые не связаны с участниками процедуры банкротства.-

Автор — руководитель практики банкротства и финансовой реструктуризации «Ильяшев и партнеры

Читать ещё
Preloader more