Валентин Коновалов против пессимистов

Кандидат от КПРФ все-таки выиграл выборы главы Хакасии
Александр Кряжев / РИА Новости

Выборы главы Хакасии, завершившиеся победой 30-летнего коммуниста Валентина Коновалова, стали уникальными для России. И дело тут не столько в успехе оппозиционера – в конце концов, это уже третий регион, где нынешней осенью проигрывают действующие губернаторы. И даже не в том, что избирателям пришлось «выбирать» губернатора из одного кандидата – в 1990-е такое случалось неоднократно. Но из-за последовательного самоотвода всех соперников коммуниста второй тур растянулся на беспрецедентные два месяца, которые превратились в постоянное ожидание неких резких или даже силовых действий федерального центра.

Казалось бы, кому в Москве вообще дело до маленькой и далекой Хакасии – региона-банкрота, известного разве что тем, что в начале 1920-х гг. там гонялся по тайге за врагами молодой красный командир Аркадий Голиков, будущий дедушка отца российских рыночных реформ? Это же не стратегический Приморский край, отдать который коммунистам Кремль вроде как не мог по принципиальным соображениям. Но магическая формула «ну там же Путин и Шойгу отдыхают!» убедила многих наблюдателей в том, что победить Коновалову в Хакасии ни за что не дадут. После чего едва ли не любое избирательное действие в регионе сопровождалось уверенными прогнозами пессимистов: «Ну вот сейчас точно начнется!..»

Сначала с выборов неожиданно снялся глава республики Виктор Зимин. «Все ясно, – констатировали предсказатели. – Теперь выборы отменят, а на новые Коновалова не пустят». Но второй тур не отменили, а лишь перенесли на две недели.

Затем прокуратура обнаружила в поданных коммунистом на регистрацию документах «грандиозное» нарушение (вместо слов «Хакасское региональное отделение политической партии КПРФ» там значилось «Коммунистическая партия Российской Федерации Хакасское отделение»), а раскаявшийся в своих ошибках избирком сразу же подал в суд иск о снятии Коновалова с выборов. «Ну вот теперь точно все», – потирали руки пессимисты. Но тут проявил нежданное благородство назначенный президентом врио главы Хакасии Михаил Развожаев, попросив отозвать иск и дать народу шанс высказаться. И раскаявшийся во второй раз избирком немедленно так и поступил.

Потом с выборов снялся третий и последний соперник Коновалова, вследствие чего коммунисту требовалось получить во втором туре более 50% голосов. Одновременно в республике началась массированная пропаганда против «выборов без выбора», к которой подключились и некоторые федеральные социологи, проводившие в Хакасии опросы на тему: «Справедливо ли голосование за единственного кандидата?» «Ага, центр готовит почву для отмены безальтернативных выборов», – снова встрепенулись скептики, позабыв, правда, о том, что такой вариант тоже предусмотрен избирательным законодательством.

В итоге день голосования все-таки настал, но наблюдатели не сдавались: «Подгонят на участки бюджетников – и 50% Коновалову ни в жисть не набрать». И даже когда начавшийся подсчет голосов разбил эти прогнозы, скептики продолжали искать варианты: «Ну вот сейчас подсчет остановится, как было в Приморье, а потом все развернется в обратную сторону». Но ничего не остановилось и не развернулось, коммунист получил уверенные 57%, а наутро пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков назвал хакасские выборы «абсолютно прозрачными и честными».

«Ну что ж, – философски рассудили пессимисты. – Зато Приморье оппозиции теперь точно не отдадут».

Но лично у меня уверенности в этом после Хакасии почему-то, наоборот, сильно убавилось.