Спортивная карьера как отягчающее или смягчающее обстоятельство

Адвокат Алексей Нянькин о том, как работает закон в конфликтах с участием известных атлетов
Суд принял решение об аресте Мамаева, Кокорина и его младшего брата на два месяца – такой исход многих впечатлил /Сергей Бобылев / ТАСС

Одними из основополагающих принципов права являются справедливость и равенство всех перед законом. Однако на практике нередки случаи, когда отдельным категориям граждан, особенно если они персоны медийные, удается уйти от ответственности или избежать строгого наказания, которое в аналогичном случае очевидно понес бы обычный, среднестатистический россиянин.

К числу таких медийных персон относятся и спортсмены. И это неудивительно с учетом особой роли профессионального спорта в нашей стране. Спорт высших достижений в России часть государственной политики. Выступления наших спортсменов, особенно представляющих наиболее популярные виды спорта (футбол, хоккей, фигурное катание) или выступающих на крупных и важных турнирах (чемпионаты Европы и мира, Олимпийские игры), становятся предметом обсуждения всего общества, их успехи дают толчок развитию массовости в отдельных дисциплинах, а сами атлеты по степени своей популярности превосходят иных известных деятелей культуры и искусства.

Однако и спортсмены тоже люди. Они, как и обычные россияне, бывает, бурно выпивают, попадают в ДТП (в том числе нетрезвыми), дерутся, хулиганят и проч. Окажись в такой ситуации обычный человек, исход дела, скорее всего, будет предсказуемым: правонарушителя ждет наказание. Однако если речь идет об известном атлете, то и исход дела, если посмотреть на судебную практику, не предопределен, и общество, скорее всего, окажется расколотым на два лагеря: одни будут настаивать, что к спортсменам, как людям медийным, закон должен быть особенно суров, другие – что закон един для всех и относиться к атлетам-правонарушителям надо ровно так же, как и ко всем другим.

Эта дискуссия в очередной раз возобновилась после того, как более месяца назад два российских футболиста, нападающий «Зенита» Александр Кокорин и его друг, полузащитник «Краснодара» Павел Мамаев, оказались в СИЗО как обвиняемые по делу о хулиганстве (ч. 2 ст. 213 УК) и нанесении побоев (ст. 116 УК). По данным следствия, футболисты и их друзья, отметив десятилетие дружбы Кокорина и Мамаева, избили чиновника Минпромторга и водителя ведущей Первого канала. Суд принял решение об аресте Мамаева, Кокорина и его младшего брата на два месяца – такой исход многих впечатлил. Им грозит до семи лет лишения свободы. На днях защита Мамаева ходатайствовала об изменении футболисту меры пресечения на освобождение под залог, однако суд не принял ходатайство из-за ненадлежащего оформления.

С позиции закона строгость уголовного или административного наказания должна соответствовать тяжести содеянного, данным о личности лица, совершившего проступок, а также наличию отягчающих или смягчающих наказание обстоятельств. Но ни УК, ни КоАП наличие профессиональных спортивных навыков к ним не относят.

Означает ли это, что профессия и известность таких обвиняемых вовсе не имеют шансов повлиять на исход дела?

Судебная практика показывает, что нередко спортсмены все же получают менее суровое, чем обычно, наказание. Можно вспомнить историю с российским бойцом смешанного стиля Расулом Мирзаевым, который в 2012 г. был обвинен в убийстве 19-летнего парня возле одного из клубов Москвы, но в итоге был осужден за причинение смерти по неосторожности и освобожден в зале суда. Изменение квалификации содеянного произошло по инициативе гособвинителя. Дело получило широкий резонанс, но, на мой взгляд, это было вызвано больше известностью самого спортсмена, а не обстоятельствами совершения преступления, в целом вполне рядового. Через год с небольшим в Каменск-Уральском другой боксер – чемпион Москвы среди юниоров Валерий Третьяков – был осужден по схожему делу о драке со смертельным исходом. Суд также квалифицировал действия боксера как совершенные по неосторожности. Спортсмен получил один год ограничения свободы.

Вообще боксеры и бойцы разных видов единоборств достаточно регулярно оказываются фигурантами подобных дел о причинении увечий обычным гражданам: СМИ за последние годы сообщали о таких случаях в Московской, Свердловской и Волгоградской областях, Ростове-на-Дону и Новосибирске. Но только в последнем случае следствие заключило под стражу обвиняемого и впоследствии он был осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.

Но и футболисты, бывает, оказываются на скамье подсудимых. В 2013 г. бывший защитник московского «Торпедо» Михаил Рекуданов был приговорен к шести годам лишения свободы за убийство: как было указано в обвинительном заключении, он, будучи в нетрезвом состоянии, в драке шесть раз ударил ножом человека. Стоит отметить, что наказание спортсмен получил более мягкое, чем обычно назначают за умышленное убийство.

Таким образом, опыт рассмотрения российскими судами дел спортсменов показывает, что действующие и бывшие атлеты часто либо вовсе избегают реального лишения свободы, либо приговариваются к более мягкому наказанию, чем обычные граждане.

Но так в нашей стране было не всегда. Во времена СССР известные спортсмены, наоборот, часто наказывались чрезмерно строго. Так, в 1958 г. к 12 годам лишения свободы за изнасилование был приговорен знаменитый нападающий «Торпедо» и сборной СССР Эдуард Стрельцов (в 1963 г. он был освобожден условно-досрочно). При этом два других футболиста, проходивших по делу, избежали наказания. Нападающий «Спартака» Юрий Севидов в 1965 г. получил 10 лет лишения свободы (отсидел четыре года) за ДТП, жертвой которого стал известный ученый-химик Дмитрий Рябчиков (он умер в больнице).

По моему мнению, противоправные действия спортсменов подлежат правовой оценке в той же степени обоснованности, что и действия представителей любых других профессий и специальностей. Тем более что общественный резонанс, вызванный привлечением их к ответственности, очень часто негативно влияет на спортивную карьеру таких спортсменов (а значит, и на их доходы). Атлеты не только получают общественное порицание, в том числе и со стороны своих поклонников, но и лишаются доступа к профессии: дело часто заканчивается дисквалификацией, исключением из спортивных клубов либо расторжением профессиональных или рекламных контрактов. В некоторых случаях никакое уголовное наказание не сопоставимо с тяготами отлучения от большого спорта. Стрельцов, оказавшись в колонии, пропустил чемпионат мира 1958 г. в Швеции, который мог бы стать его звездным часом. Севидова лишили звания мастера спорта, в «Спартак» он больше не вернулся. В «Краснодаре» уже заявили, что намерены расторгнуть контракт с Мамаевым, а в «Зените» пообещали наказать Кокорина.

Законодатели дважды, в 2012 и в 2016 гг., пытались внести изменения в перечень отягчающих обстоятельств при совершении преступления, в том числе включить туда пункт «совершение преступления с применением навыков силовых единоборств против невооруженного лица, которое, заведомо для применяющего, не обладает подобными навыками». Однако поправки не были поддержаны, что, наверное, и правильно, поскольку «наличие навыков» – понятие субъективное, не позволяющее четко определить его влияние на наступившие последствия с позиции наличия причинно-следственных связей. А действующий УК содержит ссылку как на отягчающее обстоятельство при совершении преступлений только для представителей одной профессии – сотрудников органов внутренних дел, что лично у меня, например, вызывает недоумение: чем полицейский отличается от преступника-военнослужащего или депутата?

Но пока закон таков, то, по моему убеждению, и дифференциация уголовного наказания, и механизм привлечения к уголовной ответственности (с соблюдением принципов законности, неотвратимости наказания, презумпции невиновности и проч.) должны быть одинаковы в отношении любых лиц, независимо от их медийности и рода занятий.

Автор — старший партнер адвокатского бюро «Нянькин и партнеры»