Статья опубликована в № 4710 от 05.12.2018 под заголовком: Молодежь против генеральной линии

Чем российская молодежь отличается от своих родителей

Социолог Денис Волков о размежевании детей с отцами и нынешней властью
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Тема политической активности российской молодежи стала вновь актуальной весной 2017 г., когда на антикоррупционные митинги Алексея Навального вышло неожиданно большое количество студентов и школьников. И хотя особого продолжения протестные митинги пока не получили, для исследователей российского общества эти события стали поводом внимательно присмотреться к изменениям, которые происходят в молодежной среде.

Российская молодежь, в отличие от старших поколений, по-другому потребляет информацию, у нее постепенно формируются свои общественные и политические авторитеты. С недавних пор политические установки молодых россиян также начинают расходиться с «генеральной линией» и представлениями поколения родителей. Вот самые заметные отличия, которые удалось зафиксироваться в социологических исследованиях «Левада-центра».

Информационная независимость и новые авторитеты

Наиболее заметная отличительная черта самых молодых россиян – активное пользование интернетом и соцсетями. Интернет как источник информации обогнал телевидение в молодежной среде 1,5–2 года назад (при этом освоение интернета старшими возрастными группами идет медленно). Самые молодые регулярно пользуются сетью в 8 раз чаще пожилых россиян (74% против 9%). Среди молодежи практически не осталось никого, кто бы вообще не пользовался интернетом, среди пожилых таких две трети. В соцсети самые молодые заходят в 4 раза чаще пожилых (93% против 26%).

Но телевидение все еще остается важным источником информации для половины россиян моложе 25 лет. Совокупная аудитория молодых потребителей интернет-новостей всего на пару процентов больше совокупной молодежной аудитории теленовостей. Влияние отдельных информационных передач и ток-шоу на порядок больше влияния отдельных интернет-ресурсов или видеоблогов. Так, с программами Владимира Соловьева и Дмитрия Киселева по охвату аудитории могут сравниться из интернет-источников только новости «Яндекса». И все-таки молодые смотрят эти телепередачи в 2–3 раза реже пожилых; телевизор «в целом» – почти в 2 раза реже. Поэтому в молодежной среде телевизор постепенно сдает свои позиции, телепропаганда начинает промахиваться.

Параллельно растут аудитории соцсетей. Для молодых особенно важны «В контакте», Instagram и YouTube. Освоение альтернативных источников информации приводит к тому, что у молодых людей начинают формироваться собственные авторитеты (для среднестатистического россиянина значимы лишь те общественные фигуры, которые постоянно появляются на ТВ). Например, журналист и видеоблогер Юрий Дудь, практически неизвестный старшему поколению, у молодых пользуется таким же авторитетом, что и Киселев и Владимир Познер. Вплотную к ним приближается Ксения Собчак, которую молодежь воспринимает в том числе как журналиста. Это данные открытого опроса, когда респонденты без подсказок называли имена тех журналистов, «чье мнение авторитетно».

Похожая ситуация наблюдается в отношении политиков, которым молодые «более всего доверяют». Обычно входящие в число наиболее популярных политики (Владимир Путин, Сергей Шойгу, Сергей Лавров или Геннадий Зюганов) среди самых молодых пользуются заметно меньшей поддержкой, чем по стране в целом. По сравнению с людьми старшего поколения, молодые доверяют им почти в 2 раза реже.

Напротив, Владимир Жириновский и Навальный популярнее именно среди молодежи. При этом Навальный вошел в десятку политиков, пользующихся доверием населения, не имея доступа к федеральным телеканалам. В молодежной среде в сентябре 2018 г. политик обогнал по популярности Сергея Собянина и Павла Грудинина, заняв шестое место в общем списке. На фоне стареющей политической верхушки Навальный смотрится современно и говорит со своими молодыми сторонниками на понятном языке.

Расхождение с генеральной линией

Молодые россияне отличаются от представителей старших поколений и в своих оценках США и Запада: молодежь относится к Америке и Европе лучше. Исключение составляли недолгие периоды наибольшего противостояния России и Запада – осень 2008 г. и весна – лето 2014 г. (российско-грузинская война и российско-украинский конфликт), когда настроения молодежи подтягивались к настроениям остальной части населения, но потом быстро возвращались в исходное позитивное состояние. Сейчас разница во взглядах между теми, кому еще нет 25 и кто уже перешагнул 55-летний рубеж, достигла максимума. Например, самые молодые положительно относятся к США в 3 раза чаще пожилых (60% против 20%). Более того, позитив в отношении к США и Западу среди молодежи растет, в то время как среди пожилых отношение продолжает ухудшаться.

Нынешний конфликт с Западом мало повлиял на привлекательность образа западных стран для молодежи в России. Германия, США и другие страны Европы для них образец для подражания (такие цифры мы получили в ходе опроса молодых жителей крупнейших российских городов, проводившегося совместно с Фондом Бориса Немцова). Такие представления вряд ли подкреплены серьезными знаниями о культуре или политическом устройстве западных стран и наверняка поверхностны, однако они довольно устойчивы и находятся в явном противоречии с генеральной линией на разрыв с Западом и соответствующими мотивами госпропаганды.

Другой сбой во взаимодействии государственной машины с молодым людьми проявился минувшим летом. Вплоть до этого времени на протяжении многих лет младшая возрастная группа демонстрировала самые высокие показатели поддержки президента – наравне с самыми пожилыми. Сегодня оптимизм молодежи по этому поводу поубавился. И хотя Путин остается самым популярным политиком у молодых людей, его авторитет в их глазах заметно пошатнулся. Эти настроения зафиксированы неоднократными замерами, а значит, можно говорить о новом тренде в общественном мнении.

Пока сложно сказать, что именно вызывает разочарование молодежи в Путине. Скорее всего, это результат общего роста неуверенности в завтрашнем дне и неудовлетворенности жизнью, которые наметились в обществе в начале 2018 г. и обострились после объявления планов пенсионной реформы. Уже упоминавшийся опрос молодежи крупных российских городов показал, что серьезную тревогу респондентов вызвали экономические проблемы и широко распространенное ощущение того, что их права в любой момент могут быть нарушены, общая тревога молодежи по поводу будущего своей страны.

Изменения на вырост

Итак, по многим параметрам российская молодежь заметно отличается от старших возрастных групп. Однако в политическом плане все это может привести к изменениям лишь в долгосрочной перспективе. Так, влияние интернета и социальных сетей на политические установки молодежи ограничивается низким интересом молодых людей к политике. Самые молодые следят за новостями, обсуждают политические темы с коллегами и знакомыми в 2 раза реже, чем старшая возрастная группа; голосуют на выборах различного уровня в 3 раза реже. Поэтому в России, как и в других странах мира, молодые люди используют интернет прежде всего для развлечения и общения с друзьями, а вовсе не для того, чтобы целенаправленно следить за происходящим в стране и мире.

Интерес к серьезным вопросам и к политическому участию просыпается ближе к 25–30 годам, когда молодые люди начинают жить самостоятельно, своим умом. А до тех пор базовые представления по политическим и общественным вопросам большинство молодых некритически заимствуют у окружающих взрослых – родных, преподавателей. Во всем, что касается социально-политической проблематики, интернет и социальные сети оказываются инструментами на вырост: когда молодые повзрослеют и чаще будут интересоваться анализом происходящего. Кроме того, по многим историческим и общественно-политическим вопросам значительное количество самых молодых (от трети до половины) просто затрудняются с ответом. Их взгляды по этим темам все еще должны сформироваться.

Дальнейшее ухудшение экономической ситуации может, в свою очередь, еще больше углубить наметившееся отчуждение молодого поколения от власти. Когда ресурсов становится меньше, приходится расставлять приоритеты. И очевидно, что для власть предержащих лояльность старшего поколения – более многочисленного и более политически активного – гораздо важнее, чем одобрение не участвующей в политике молодежи. В такой ситуации интересы сегодняшней молодежи и нынешней власти будут расходиться и дальше, молодые все чаще будут чувствовать себя проигравшими. Но оказывать сколько-нибудь значимое политическое влияние эти люди смогут лишь через 10–15 лет – по мере взросления, приобретения интереса и вкуса к политике.

Статья подготовлена для аналитического проекта «План перемен»

Автор – социолог «Левада-центра»

Гадюкин
14:16 05.12.2018
Молодёжь и дети - разные понятия. В период Российской империи к гимназистам не относились столь пренебрежительно, как сейчас. Они часто принимали участие в диалогах со взрослыми на равных, в силу своей образованности они умели грамотно формулировать свои мысли и часто имели свои убеждения уже с подросткового возраста. В нынешнем периоде насильственная инфантилизация идёт двумя главными путями: изменением вектора образования попутно со снижением качества и промыванием мозгов молодёжи, вдалбливанием им мысли о том, что мыслить они не способны и, более того, не имеют права, для этого есть те самые "великовозрастные дяди", которых вы упомянули. Однако современные попытки насильственной инфантилизации затрагивают не только молодёжь. Всем, кто не во власти стремятся внушить мысль, что вникнуть в смысл действий чиновников немыслимо - у властей-де, и только у них, есть, во-первых тайное знание, недоступное обывателям, а во-вторых им, и только им, открыт портал к понимаю всё и вся. Потому народ и от голосования стараются отодвинуть - откуда им знать, кого себе выбирать. Но мы же с вами понимаем, что за фасадом этого навязчивого покровительства, таинственности и важничания лежит забота о неприкосновенности тайны их тёмных делишек, не более.
40
Комментировать
Читать ещё
Preloader more