Статья опубликована в № 4715 от 12.12.2018 под заголовком: Конституция и жизнь

Почему Конституция дожила до своего 25-летия

Эластичность Основного закона позволила власти обойтись нужными трактовками ее положений вместо их переписывания

Разговоры об устаревании, дряхлении и даже смерти Конституции, юбилей которой страна отмечает 12 декабря, идут уже много лет. То же можно сказать и про рассуждения о скорой ее кардинальной правке или даже замене – они появились еще 10 лет назад, когда Владимир Путин только начинал свой второй президентский срок. Однако так или иначе ельцинская Конституция 1993 г. дожила до своего четвертьвекового юбилея пусть и в правленом, но все же принципиально неизмененном виде. Текст Основного закона оказался столь универсальным, что все потенциальные конфликты Конституции с задачами момента оказалось возможно решить путем трактования, а не переписывания. И эта гуттаперчивость теперь, похоже, оказалась ценна сама по себе: полностью новый Основной закон может оказаться не таким гибким.

12 декабря 1993 г. 54,8% избирателей проголосовали на референдуме о принятии новой Конституции, утверждавшей принцип разделения властей между президентом, парламентом и судом и гарантировавшей не только традиционные право на жизнь, труд, бесплатную медицину и образование, но и западные свободы слова, собраний, предпринимательства, передвижения и др. Проект одобрили 58,4% проголосовавших, против высказались 41,6%.

Разработанный юристами из окружения Бориса Ельцина и дорабатывавшийся после вооруженного конфликта между Ельциным и Верховным советом осенью 1993 г. документ отразил настроения победившей стороны. В условиях, когда представительная и судебная власти только формировались, президент стал ключевым институтом власти – и в дальнейшем даже без правки Основного закона баланс сил все больше и больше смещался в его сторону. Документ, одной из важнейших задач которого было создание условий, ограничивающих единовластие, на деле оказался рецептом сохранения власти одним и тем же человеком на протяжении уже почти двух десятков лет.

Многие правоведы и теперь называют Конституцию 1993 г. в целом качественным, пусть и не лишенным отдельных недостатков документом, справедливо указывая на ее гуманистический и правозащитный потенциал. При сохранении баланса властей, равномерном их развитии, подлинной независимости друг от друга она могла стать хорошей основой для подлинно демократического развития страны, полноценного обеспечения социальных и политических свобод граждан, их защиты от посягательства государства. Однако ее потенциал не только не использован в полной мере – наоборот, многие нормы давно де-факто не действуют, отчего немалая часть граждан воспринимает Основной закон как набор красивых, но пустых деклараций, не видя связи между Конституцией и реальностью. Федерализм, народовластие, независимость судов, защита частной собственности, запрет цензуры, свобода собраний – список можно продолжать долго. Лозунг советских диссидентов «Соблюдайте вашу Конституцию!» актуален и сейчас.

И ведь нельзя сказать, что все они пали жертвами переписывания Конституции. Сейчас действует 14-я ее редакция, но большая часть поправок – это переименования регионов. Из содержательных можно вспомнить продление полномочий президента и парламента в 2008 г. и присоединение Высшего арбитражного суда к Верховному в 2014 г. А поправка 2014 г. о «президентской квоте» в Совете Федерации, например, так и осталась «спящей». Зато не понадобилось правки ни для отмены прямых выборов губернаторов, ни для их возвращения, ни для фактического снятия ограничений на количество сроков пребывания у власти как президента, так и глав регионов – обошлись помощью Конституционного суда. Его председатель Валерий Зорькин, объявивший в сентябре 1993 г. неконституционным указ Ельцина о роспуске Верховного совета, после 2003 г. больше не пытался следовать принципу «пусть рухнет мир, но торжествует право» и часто толковал Конституцию в пользу власти, а не граждан – и находил весомые причины. «Конституционный суд, как хранитель Конституции <...> интерпретирует ее дух применительно ко времени. Это позволяет ему менять свои правовые позиции», – заявил Зорькин в 2014 г.

Вот и Владимир Путин много раз говорил, что он против изменений Основного закона – хотя чем ближе 2024 г., когда закончится его четвертый президентский срок (ау, статья 81!), тем больше общество ждет изменений (отдельных статей или всего текста), которые позволят Путину сохранить власть в том виде, который действующей Конституцией не предусмотрен. Но новая Конституция – это новые риски, опасность слишком кардинальной перекройки и перетряски всей системы власти, которая давно приспособилась не просто жить, но побеждать граждан, формально оставаясь в рамках Конституции старой. И в этом смысле для нее 12 декабря – это, несомненно, праздник.

Читать ещё
Preloader more