Статья опубликована в № 4735 от 18.01.2019 под заголовком: Человек недели: Тереза Мэй

Пусть Мэй еще помучается

Провал плана Brexit не стоил Терезе Мэй кресла премьера, но теперь у нее есть только три дня, чтобы нащупать контуры нового плана
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

После провала в парламенте голосования по плану выхода Великобритании из Евросоюза можно было ожидать, что к должности Терезы Мэй – «премьер-министр» – быстро добавится определение «бывший». За план, согласно которому после Brexit 29 марта у Великобритании еще несколько лет будут только обязанности (исполнять законы ЕС, платить в его бюджет, отдать под его экономический протекторат Северную Ирландию), но никаких прав, высказалось 202 депутата. Против – 432. Еще никогда, по крайней мере с начала ХХ в., правительство не проигрывало голосование с таким разгромным счетом. Оппозиция поставила вопрос о доверии.

Однако 325 членов палаты общин посчитали, что Мэй и дальше должна нести ответственность за поиск того, что не удалось найти за два года переговоров с соотечественниками и еврочиновниками. За (фактически) прекращение мучений премьер-министра проголосовало 306 депутатов. Теперь к понедельнику Мэй должна придумать, как сформулировать то, что не удалось сформулировать за два года: она пообещала составить контуры нового плана после консультаций со всеми парламентскими партиями.

Еврочиновники и представители правительств стран ЕС продолжают заявлять, что не намерены пересматривать условия договоренности, достигнутой с Мэй в конце прошлого года. Но при этом призывают Лондон как можно скорее сделать новые шаги, которые были бы поддержаны парламентом. То есть в работе с собственными депутатами правительству Мэй предстоит найти способ улучшить для Великобритании условия выхода, а в работе с еврочиновниками – убедить их, что эти условия не ухудшают позиций Брюсселя и заинтересованных стран (прежде всего Ирландии).

Вероятность жесткого Brexit после провального голосования даже снизилась, в один голос говорили после него финансовые аналитики; участники рынка были с ними солидарны – курс фунта практически не изменился. Видимо, все они хорошо помнят, как лидеры стран ЕС принимают решения в кризисные моменты – в последние 2–3 дня до крайнего срока на заседаниях, длящихся фактически без перерывов и сна.

Правда, в данном случае есть одно отличие: британские политики должны сначала сами определиться, чего же они хотят от Brexit. А они не смогли сделать это за все время, прошедшее после референдума в июне 2016 г. Дело и в том, что сторонники выхода победили на нем с очень небольшим перевесом (52% против 48%), и в том, что среди них не было внятной единой позиции. Все они лишь хотели «вернуть утраченный суверенитет». Но одни желали этого для того, чтобы остановить приток мигрантов, другие – чтобы снова самим вместо никем не избранных еврочиновников писать законы, третьи – чтобы заключать соглашения о свободе торговли «со всеми странами мира, с которыми мы захотим».

И никто из них не представлял, как практически реализовать свои желания. Они лишь с пеной у рта доказывали, что все получится: страны ЕС пойдут навстречу пожеланиям Великобритании, ибо, как часто писали сторонники Brexit в поддерживавшей выход газете The Daily Telegraph, «они ведь захотят продолжать продавать нам автомобили и сыр». Но как никем не избранные еврочиновники, так и избранные чиновники национальных правительств решили: уходя – уходи.

И теперь избранные британские депутаты должны вместе с членами правительства найти толику смирения и отыскать способ уйти, не хлопнув дверью.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more