Кто остался на трубе

Задержание Рауля Арашукова стало вторым за последнее время напоминанием о проблемах «Газпрома»
«Газпром межрегионгаз» – компания недели /«Газпром»

Задержание в среду Рауля Арашукова стало вторым за пару недель звонком – напоминанием, что проблем у «Газпрома» достаточно не только за рубежом, но и в России. Сначала трактовками закона удивил Заводской районный суд Грозного, постановивший списать 9,3 млрд руб. долга населению Чечни перед «Газпромом» (решение суда стало известно 18 января). Затем Следственный комитет обвинил советника гендиректора «Газпром межрегионгаза» в хищении более 30 млрд руб. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков считает, что здесь вряд ли можно какую-то системную проблему вычленять. «Северный Кавказ или другие регионы – там, где есть нарушения, предъявляется обвинение, потом суд принимает решение об обоснованности этих обвинений», – цитирует Пескова ТАСС.

Возможно, на первый взгляд ничего общего в двух историях нет. В Чечне была лишь самодеятельность работника региональной прокуратуры, пусть и не без одобрения местных властей. В случае Арашукова ни много ни мало обвинение в создании преступного сообщества – состав преступления, который сам по себе может тянуть на пожизненное. Общее у них: конечная цель – сделать деньги из воздуха (ну или газа) – и выбор «жертвы», коей выступил «Межрегионгаз», сбытовая «дочка» «Газпрома».

Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью
Подарки за годовую подписку