Статья опубликована в № 4751 от 11.02.2019 под заголовком: Консультации с намеками

Консультации для демонстрации

Контакты дипломатов России и Нидерландов по малазийскому Boeing 777 не означают, что страны поменяли свои принципиальные позиции

Обмен МИД Нидерландов и России репликами о старте дипломатических консультаций по вопросу ответственности за крушение летом 2014 г. пассажирского Boeing 777 над Донбассом может звучать интригующе, но едва ли дает основания рассчитывать на прорыв: нет никаких признаков, что Москва сменила позицию и перестала настаивать на своей непричастности к катастрофе, унесшей жизни 298 человек.

Как передало AP слова министра иностранных дел Нидерландов Стефана Блока, дипломатические контакты с Москвой были предварительными, их цель – нащупать почву на пути к официальным переговорам об ответственности России как государства за катастрофу Boeing. Где и когда такие переговоры могут состояться, говорить еще рано, предупредил министр, но консультации, по его словам, прошли в «позитивной атмосфере». Подобные расплывчатые формулировки оставляют место для оптимистичных предположений, что после заочного обмена фактами, гипотезами и опровержениями страны начали сближение позиций. МИД факт начала консультаций подтвердил, не вдаваясь в подробности: как заявил замминистра иностранных дел Александр Грушко, Россия готова к разговору.

Но в отсутствие других заявлений по теме перспективы переговоров выглядят туманно. Официально Москва всегда отрицала причастность к уничтожению самолета, выдвигая свои версии произошедшего, в которых называла Киев виновным в гибели Boeing. В мае 2018 г. Нидерланды вместе с Австралией официально уведомили Москву, что, основываясь на заключениях Международной следственной группы (JIT), возлагают на Россию юридическую ответственность за крушение Boeing, а именно за отправку на восток Украины ракетной установки «Бук», из которой был сбит самолет. Москва отвергла обвинения и потребовала предоставить доступ к материалам расследования JIT, после чего заочный публичный спор вновь заглох.

Сам факт предварительных консультаций, как бы он ни был примечателен, еще ни о чем не говорит, отмечает гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. Важно, что за ними стоит: одно дело – обмен информацией, сравнение версий, чего хотела бы Россия, другое – готовность полного или частичного признания своей ответственности, чего ждут в Нидерландах, на что Россия вряд ли пойдет, так как это потянет за собой многое другое, включая вопрос о роли Москвы в этом конфликте, к чему в руководстве России не готовы, считает Кортунов. Теоретически частичное признание вины – не на уровне государства – возможно, но это в любом случае вопрос политический, отмечает юрист-международник Георгий Русанов. Но куда вероятнее, что цель у России прежняя: допуск к материалам расследования, чтобы повлиять изнутри на конечные выводы, считает эксперт по международным отношениям Владимир Фролов.

Читать ещё
Preloader more